Казань,29 Мая, Среда $ 64.54 € 72.17
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Благополучие на зависимости. ТОП-250 крупнейших компаний Татарстана

Благополучие на зависимости. ТОП-250 крупнейших компаний Татарстана
Фото: Александр Терехин

«Эксперт-­Татарстан» провел исследование крупнейших компаний республики. Его результаты в очередной раз подтверждают: в Татарстане правит бал крупный бизнес. И первый среди первых — бизнес, занятый углеводородами

Рейтинг крупнейших компаний давно стал традиционным для изданий медиахолдинга «Эксперт». «Эксперт-­Татарстан» публикует подобный рейтинг впервые. В отличие от сибирского и уральского подразделений, в Татарстане он представлен 250 представителями бизнеса — в связи с тем, что в анализе участвует один регион, а не федеральный округ.

В рейтинге отражены крупнейшие компании республики, занятые практически во всех сферах экономики. Компании, входящие в один холдинг, объединены (если активы консолидированы), чтобы избежать двойного счета. Некоторые компании, несмотря на очевидную связь друг с другом, представлены по отдельности, а не группой компаний — в случае, если юридически они не объединены в одну. Так, в рейтинге фигурирует 14 компаний, связанных с одним из крупнейших продавцов автомобилей — «ТрансТехСервисом», с общим оборотом более 25 млрд руб­лей.

Принадлежность к региону определялась юридическим адресом. По этой причине, к примеру, в рейтинге присутствует крупнейшая ТЭЦ Рязани — Ново-­Рязанская, которая официально зарегистрирована в Казани (реальных связей предприятия с Татарстаном установить не удалось). По этой же причине в рейтинге отсутствуют некоторые крупные предприятия — такие, как Казанское авиационное предприятие им. С.П.Горбунова: оно вошло в состав ОАО «Туполев» в качестве филиала.

Отобранные компании отсортированы по обороту за 2013 год на основании данных, публикуемых в отчетных документах компаний, и по данным государственных органов статистики.

Отраслевая структура рейтинга. Добыть и продать

Объем реализации 250 крупнейших компаний Татарстана за 2013 год составил 2,36 трлн руб­лей. По сравнению с 2012 годом, доходы этих компаний выросли на 5%. Показатель роста сравним с общероссийским показателем ТОП­-400 крупнейших компаний.

Отличительной чертой татарстанской экономики давно стало наличие крупных промышленных холдингов. На первые 25 компаний рейтинга приходится 72,5% доходов участников рейтинга, а на первые две группы — «ТАИФ» и «Татнефть» — 42,3%. Фактически же роль холдингов даже выше, чем можно увидеть в рейтинге: многие компании, де­факто связанные с крупнейшими холдингами, на юридическом уровне не аффилированы с ними.

Согласно рейтингу, крупнейшей отраслью в экономике Татарстана является промышленность. Ею занимаются 87 из 250 компаний, при этом обладая оборотом около 67% от оборота всех крупнейших компаний республики (1,6 трлн руб­лей). Из 10 крупнейших компаний Татарстана семь представляют промышленность. Оборот этой сферы экономики в восемь раз больше, чем оборот второй по величине отрасли крупного бизнеса Татарстана — оптовой торговли.

В свою очередь, оптовая торговля представлена в рейтинге 41 компанией с суммарным оборотом 197 млрд руб­лей. Крупнейшие компании оптовой торговли — «Газпром межрегионгаз Казань», «Татнефтепродукт», фирма «Смайл» и компания «Агава» (торговая сеть «Мегастрой», а также оптовые поставки строительного оборудования).

Кроме того, значительная доля приходится на строительство (38 компаний с оборотом 158 млрд руб­лей, крупнейшие — ПСО «Казань» и «Главнефтегазстройсервис») и розничную торговлю (36 компаний с оборотом 112 млрд руб­лей, крупнейшие — ООО «Оптовик» — сеть гипермаркетов Эссен и ООО «Бахетле-­1»).

Заметные ниши занимают отрасли сервиса (80 млрд руб­лей), транспорта (77 млрд руб­лей) и банкинг (59 млрд руб­лей), а также агропромышленный комплекс (44 млрд руб­лей). Сферы IT, ЖКХ, связи, СМИ и развлечений имеют долю менее 1% от общей выручки ТОП-­250 каждая. Если сравнивать отраслевую структуру рейтинга со структурой валового регионального продукта РТ, становится ясно, что промышленные предприятия в ТОП-­250 компаний занимают значительно большую долю, чем в ВРП: доля их в валовом региональном продукте составляет около 44%, в то время как среди крупнейших компаний на предприятия промышленности приходится более 67% оборота.

А вот доля всех остальных отраслей в ВРП, напротив, выше, чем их доля в обороте 250 крупнейших компаний. Таким образом, в Татарстане промышленность представлена крупными компаниями в значительно большей степени, чем какая­-либо другая сфера экономики.

В сравнении с аналогичным рейтингом 250 крупнейших компаний Южного федерального округа, приведенным изданием «Эксперт-­Юг», в Татарстане промышленность развита куда сильнее (36% в ЮФО против 67% в Татарстане, разница почти двукратная) и банковского сектора (2,54% в РТ против 0,7% на юге). Однако по всем остальным отраслям в Южном федеральном округе доля крупнейших компаний выше, чем в Татарстане. При этом общий оборот 250 крупнейших компаний ЮФО РФ составляет 3,38 трлн руб­лей, что лишь на 1 трлн руб­лей больше, чем в одном только Татарстане.

Статистические данные демонстрируют, что Республика Татарстан была и остается одним из ведущих регионов в России. Доходы большинства компаний в прошлом году выросли, а крупнейшие группы (связанные с природными ресурсами «ТАИФ» и «Татнефть»), а также производственные «КАМАЗ» и «Казанский вертолетный завод» показывают стабильную прибыль. В то же время, есть и тревожные сигналы: в 2013 году оборот крупнейших компаний вырос лишь на 5%.

Удручает, что более трети компаний из рейтинга снизили свои объемы выручки. Соответственно, в целом высокий средний показатель прироста объясняется не общим ростом экономики, а успехом отдельных компаний (подробнее см. ниже). Также тревожным показателем для компаний Татарстана может служить тот факт, что примерно у 10% предприятий из 250 крупнейших показатель прибыли отрицательный. В частности, за 2013 год зафиксирована отрицательная прибыль у ООО «Инвестнефтехим», консолидирующего государственные активы республики, и у казанского МУП «Метроэлектротранс».

Промышленность. Нефть, газ и перспективы

Структура крупнейших компаний региона подтверждает тезис о том, что Татарстан — сырьевой регион: 20 из 87 промышленных компаний рейтинга занято в нефтегазовой сфере. Доля их оборота при этом составляет более двух третей от всех промышленных компаний из ТОП-­250. Совокупный объем реализации крупнейших компаний отрасли — групп «ТАИФ» и «Татнефть» — составляет примерно 1 трлн руб­лей.

Вторая по величине отрасль промышленности — машиностроение — представлена 21 компанией, оборот которых — 7% от суммарного оборота ТОП­-250 и 23% — от суммы оборотов промышленных компаний рейтинга. Крупнейшие предприятия этой сферы — группа «КАМАЗ» с оборотом в 114 млрд руб­лей и холдинг «Форд Соллерс», снизивший свои показатели по сравнению с 2012 годом на 10% и ставший крупнейшей компанией Татарстана с отрицательной прибылью. Стоит, однако, отметить, что сам факт относительно недавнего появления в регионе предприятия «Форд Соллерс», занимающегося производством автомобилей в ОЭЗ «Алабуга», является положительной тенденцией: фактически это первый крупный машиностроительный холдинг, открытый в республике за последние годы. Также к крупным предприятиям сферы машиностроения относится Казанский вертолетный завод (оборот — 42 млрд руб­лей, вырос за год на 20%), ООО «Мерседес Бенц Тракс восток», занятый в производстве грузовых автомобилей в Набережных Челнах (оборот — около 18 млрд руб­лей), ЗАО «Рослокомотив» (реализация железнодорожного подвижного состава, оборот — 17 млрд руб­лей) и ООО «ТНГ-­Групп» с оборотом 16 млрд руб­лей (разведка и эксплуатация нефтегазовых месторождений). Помимо этих компаний, в Татарстане находится ряд крупных оборонных предприятий, не представленных в рейтинге, как уже было сказано выше, по причине юридической регистрации в качестве филиалов федеральных холдингов. К ним относится, к примеру, уже упоминавшееся КАПО им. С.П.Горбунова (филиал ОАО «Туполев»).

Следующая по значению отрасль промышленности — электро­энергетика (2,7% суммарного оборота крупнейших компаний). Формально она представлена лишь тремя компаниями: ОАО «Генерирующая компания» (оборот — 34 млрд руб­лей), ОАО «Сетевая компания» (оборот — 26 млрд руб­лей) и упомянутое выше, относящееся к Татарстану лишь де­юре, ООО «Новорязанская ТЭЦ» (4,6 млрд руб­лей). Фактически же компаний, которые относятся к электроэнергетике, намного больше, но их отчетность консолидирована в холдингах. В частности, в группу «ТАИФ» входит компания ТГК­16, а в группу «Татнефть» — Нижнекамская ТЭЦ. Также стоит отметить, что ОАО «Генерирующая компания» и ОАО «Сетевая компания» ранее входили в реструктурированное ОАО «Тат­энерго». Реструктуризация, напомним, прошла в 2005 году, в результате «Татэнерго» было разделено на несколько компаний. К ним, помимо двух упомянутых выше, относятся «Казанская теплосетевая компания» и «Набережночелнинская теплосетевая компания», а также не представленная в рейтинге компания «Тат­энергосбыт». Суммарный оборот четырех из пяти частей бывшего «Татэнерго» составляет более 64 млрд руб­лей. Таким образом, если бы ОАО «Татэнерго» не было реструктурировано, компания могла бы занять шестое место в рейтинге, потеснив «Газпром межрегионгаз Казань».

Оставшиеся девять отраслей промышленности — такие как легкая и фармацевтическая промышленности, цветная металлургия и другие — незначительны, их суммарный оборот в 2013 году составил лишь 125 млрд руб­лей, или менее 5% от общего оборота крупнейших предприятий региона.

Как видно из рейтинга, Татарстан имеет мощный промышленный кластер — и это радует. В регионе развита как нефтегазовая промышленность, так и машиностроение. Эти сферы являются ключевыми в экономике республики. В то же время, структура рейтинга свидетельствует о том, что регион практически не производит продукции для конечного потребителя: доля пищевой промышленности составляет всего 2%, легкой промышленности — символические 0,09%. Таким образом, Татарстан не может в значительной степени обеспечить себя продукцией народного потребления. Основная масса того, что производит регион — ресурсы, оборудование для последующей переработки или производства. Эта особенность местной экономики влечет за собой потерю значительной части потенциальной прибыли, которую республика могла бы получать, если ее предприятия производили не ресурсы, а конечный товар для потребителя. Эту же проблему отметил в рамках ежегодного послания Госсовету и президент Татарстана Рустам Минниханов, добавив, что ежегодно в регион ввозится продукции на 350 млрд руб­лей, при этом многие ввозимые товары в республике не производятся, а некоторые ввозятся при наличии собственных недозагруженных производственных мощностей.

Впрочем, общая экономическая ситуация в Татарстане не так плоха. Уместнее говорить о том, что производство товаров народного потребления довольно слабо развито в России в целом. Так, по мнению генерального директора ГК «Смайл» Виталия Тимуцы, продовольственный рынок РТ практически не отличается от рынков других регионов, потому что формируется покупателем. Потребности же покупателей не сильно отличаются в разных регионах. При этом в Татарстане есть компании, которые довольно успешно конкурируют с международными брендами — как в области бытовой химии, так и в сфере продуктов питания.

Говоря о точках роста сферы товаров народного хозяйства, Виталий Тимуца отметил, что «антисанкции», на которые руководство страны возлагает надежды как на стимул к увеличению собственного производства, не могут серьезно изменить картину рынка потребительских товаров. «Санкции,  — поясняет он,  — могли бы привести к инвестициям в сфере товаров народного потребления, если бы у бизнеса была уверенность, что они не будут отменены в течение как минимум трех лет — среднего срока окупаемости инвестиций. Сейчас же никто не знает, сколько продлится нынешняя ситуация. Гораздо более реальный толчок для развития производства в стране — девальвация руб­ля. Несмотря на общую более низкую себестоимость производства товаров за рубежом, российские производители могут выйти вперед за счет курса валют», — заключает Тимуца.

Солидарен с главой компании «Смайл» в оценке санкций и коммерческий директор компании «Эгида+» (компания производит мебельный поролон) Разиль Шавалиев: «Санкционые меры поспособствуют лишь увеличению стоимости товаров, а для развития собственного производства необходим целый комплекс мероприятий. На данный момент в России нет факторов, способствующих поддержке предпринимательства, со стороны правительства есть только декларации. При этом на развитие бизнеса негативно влияет общий экономический контекст: обвал руб­ля и проблема банков. Также для успешной конкуренции необходима наработка культуры производства и опыта, а пока наша промышленность не способна заменить импортную».

Того же мнения придерживается и генеральный директор ОАО «Адонис» Эдуард Абайдуллин: «Нам не хватает успешно реализованных больших проектов, которые могли бы служить своеобразным эталоном для предприятий отрасли. Если бы они были, представители отраслевого сообщества поняли: возможен сценарий, реализовав который, можно достичь успеха. В этом случае легкая промышленность развивалась бы куда более динамично».

IT в Татарстане: миф или реальность?

Сфера IT, развитие которой декларируют власти Татарстана, не является весомой сферой экономики. Информационные технологии представлены лишь четырьмя компаниями, оборот которых составил всего 11 млрд руб­лей, или 0,47% оборота крупнейших компаний. Главные IT­-компании региона: ООО «Татинтек» (руководит группой компаний, осуществляющих IT-­поддержку ОАО «Татнефть»), ICL КПО-­ВС (основана на базе Казанского производственного объединения вычислительных систем — производство компьютеров, разработка программ), ЗАО НИЦ «Инкомсистем» (автоматизация нефтяной и газовой промышленности), ООО «Параллакс» (комплексные системы безопасности).

Таким образом, две из четырех компаний даже, казалось бы, далекой от углеводородов IT­-сферы связаны с нефтегазовым комплексом. Что примечательно, ни одна из этих компаний не базируется ни в IT-­парке Казани, ни в IT-­парке Набережных Челнов. Существенного развития сферы информационных технологий, таким образом, по рейтингу 250 крупнейших компаний не замечено. Все четыре компании из этой сферы основаны достаточно давно и не связаны с заявленным курсом на информатизацию.

Ситуацию с развитием IT-­сферы в Татарстане прокомментировал генеральный директор ICL КПО­-ВС Виктор Дьячков. По его словам, крупных IT­-компаний на данный момент нет не только в Татарстане, но и в целом в России, и вряд ли они появятся в ближайшие 20–30 лет. «До распада Советского Союза сравнимые с международными IT-­гигантами показатели имел казанский завод ЭВМ, он производил до 40% вычислительной техники СССР, но связано это было с централизованной экономикой. Сейчас же государственная система другая, и независимым компаниям трудно иметь такие показатели. Так же, как и трудно получить доступ к заказам крупных госкомпаний, несмотря на то, что теоретически такая возможность имеется», — говорит Дьячков. Еще он отметил и низкую заинтересованность российского бизнеса в IT-­продукте: по его словам, динамика заказов из Евросоюза, несмотря на санкции, разительно отличается от внутрироссийских заказов — IT-­услуги более востребованы в Европе. «При этом, спрос на услуги со стороны европейских партнеров стабильно растет, в то время как со стороны российских остается прежним», — констатирует шеф ICL КПО-­ВС.

Лидеры роста. Что стоит за красивыми цифрами

Высокие показатели роста некоторых компаний из рейтинга могут быть восприняты чересчур оптимистично. При более внимательном рассмотрении такой «успех» оказывается лишь результатом стечения обстоятельств.

В частности, лидер списка роста объема реализации за 2013 год — ООО «Инвестнефтехим», на 99,99% принадлежащее ОАО «Связьинвестнефтехим», показало рост в 480 (!) раз: с 22 млн до 10,9 млрд. Учитывая специфику компании ОАО «Связьинвестнефтехим», которая является своего рода агрегатором государственных пакетов акций крупнейших предприятий республики, можно предположить, что такой рост связан с передачей в ООО «Инвестнефтехим» активов предприятий, а также с подготовкой к проведению в Казани Универсиады-­2014 (компании принадлежат акции многих татарстанских компаний, в том числе — участвовавших в подготовке к проведению Универсиады).

Рост оборота в 68 раз показало ОАО «ЗМК» — Зеленодольский молочно­перерабатывающий комбинат (с 20 млн до 1,4 млрд руб­лей). Это предприятие было создано в 2012 году на базе обанкротившегося ОАО «Зеленодольский молочный комбинат», и, очевидно, получило все его активы. Так что огромный рост объясняется на самом деле тем, что в 2012 году нынешнего ОАО «ЗМК» — одного из лидеров по росту объема реализации — в нынешнем виде фактически не существовало.

Какой­-либо весомой информации об ООО «Русский водочный холдинг», еще одном лидере, показавшем рост в 29 раз, найти не удалось. Однако известно, что учредителем фирмы на 99,9% является кипрская компания Eastern Beverage Company, которая также владеет ООО «Крымская водочная компания». Генеральный директор «Русского водочного холдинга», как и «Крымской водочной компании» — Виктор Злотницкий, связанный с обанкротившимся украинским холдингом «Союз­-Виктан». При этом в 2012 году «Татспиртпром» начал производить по лицензии некоторые виды алкоголя под брендами, ранее принадлежавшими «Союз-­Виктану». Из этих фактов можно сделать вывод, что ООО «Русский водочный холдинг» — формальная компания, созданная как подразделение украинской компании, с которой и заключен лицензионный договор.

Единственная из четырех компаний, показавших очень быстрый рост и при этом открытых «с чистого листа» — «ЭСК» (Энергоснабкомплект). Компания была образована в сентябре 2012 года, в 2013 году увеличила показатели оборота в 12 раз.

Нерадостная реальность

Исследование крупнейших компаний республики выявило ожидаемые тенденции. Основная масса компаний так или иначе относится к нефте­ и газодобыче. Доля остальных отраслей невысока. Слабо развито собственное производство товаров народного потребления, невысока доля сельского хозяйства — менее 7%, нельзя говорить и о значимом вкладе в экономику региона IT­сектора.

Большое количество компаний в 2013 году показало снижение оборота и отрицательную прибыль. Это — тревожный признак, учитывая, что результаты кризисного 2014 года, очевидно, продемонстрируют еще худшую динамику. Прогнозы на  2015 год также не утешают: экономику России ждет рецессия, а значит, обороты компаний будут и дальше снижаться. Компаний, ушедших в зону убыточности, станет еще больше.

Развитие отраслей, не связанных с природными ресурсами, и предоставление возможностей для частного бизнеса могли бы поспособствовать увеличению долей высокотехнологичных производств. Учитывая нынешнее резкое снижение цен на нефть, Татарстану предстоит столкнуться с общим для всей России вызовом. Региону необходимо снизить зависимость от ресурсов. Сможет ли республика предложить свой путь, отличный от федерального и более эффективный, — вопрос перспективы, причем весьма отдаленной.

 

Евгения Газизова

«У экономики Татарстана большой запас прочности»

Потенциал роста у татарстанской экономики есть. В его основе лежат программы диверсификации и развитие нефтяных переделов — нефтехимии и нефтепереработки

Директор ГБУ «Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан», проректор по вопросам экономического и стратегического развития К(П)ФУ и экс­министр экономики республики Марат Сафиуллин сохраняет оптимистичный взгляд на дальнейшее развитие региона. По его мнению, экономика республики обладает более гармоничным хозяйством и сбалансированными программами по сравнению с другими субъектами. Это позволило с меньшими потерями адаптироваться к болезненным трансформациям девяностых и быстрее восстановиться после кризисов 1998 и 2008 годов. Татарстан в условиях осложнившейся внешнеполитической обстановки становится неким «центром притяжения» внутрироссийских проектов и инвестиций.

 — Марат Рашитович, каковы регио­нальные особенности экономики Татарстана?

— У нас очень высококонцентрированная экономика. Это означает, что 100 крупнейших компаний определяют 80% производства валового регио­нального продукта. Заметную роль в его воспроизводстве играет и добывающая отрасль. Такая структура татарстанской экономики сформировалась еще в советскую эпоху. Так сложилось исторически, и, на мой взгляд, это не олигополия и не проклятие, как некоторые экономисты стараются представить. Конечно, раз нефтедобывающая отрасль имеет высокий удельный вес, любые рыночные колебания тут же на ней сказываются. Но, в отличие от всей Российской Федерации, у нас в Татарстане происходит последовательное улучшение структуры экономики. Что это значит? 10 или 20 лет назад у нефтедобывающей отрасли был «контрольный пакет», а сейчас экономический рост формируется, в основном, за счет обрабатывающих секторов — нефтехимии и нефтепереработки в первую очередь. Если раньше у нас зависимость от «нефтянки» была около 60%, теперь — порядка 40%, при этом она продолжает сокращаться. Это очень существенный результат, достигнутый, к тому же, за столь короткий период. В стране и в мире никому подобное в последнее время не удалось. Между тем, структура российской экономики даже ухудшилась в сторону импортной и сырьевой зависимости по сравнению с девяностыми годами.

— Чем опасна такая особенность, как доминирование холдинговых структур в нефтегазовой сфере?

— Сейчас реально конкурировать и выживать могут только крупные компании. Поэтому в качестве модели развития в Татарстане выбран кластерный подход. Вокруг одного или нескольких мощных экспортоориентированных производств создается сеть обеспечивающих и обслуживающих компаний, которые формируют на условиях аутсорсинга свою среду в виде образовательных услуг, поставки сырья, материалов и прочего. Такие мощные кластеры создаются в нефтехимии, машиностроении, строительстве и энергетике.

— Госдума в ноябре приняла закон, который вносит изменения в налоговое законодательство в части налогового маневра и индексации ставок акцизов. Налоговый маневр предполагает поэтапное (за три года) снижение вывозных таможенных пошлин на нефть (в 1,7 раза) и нефтепродукты (в 1,7–5 раз) в зависимости от их вида. Также повышаются ставки НДПИ на нефть (в 1,7 раза) и газовый конденсат (в 6,5 раза). При этом для того, чтобы избежать роста цен на нефтепродукты внутри страны и уменьшить негативные последствия для отраслей, которые связаны с этим, закон поэтапно снижает ставки акцизов на них. Как налоговый маневр отразится на нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей отрасли Татарстана?

— Есть ряд налогов, которые влияют на формирование нашего бюджета, в частности, налог на прибыль. Увеличение НДПИ ведет к уменьшению налога на прибыль и, соответственно, к сокращению поступлений в республиканский бюджет. Что касается «Татнефти» и малых нефтяных компаний, мы прикидывали — получается, что для нефтедобывающих компаний общая налоговая нагрузка не вырастет. По сути, для компаний один налог замещается другим. Но из-­за того, что меняется структура отчислений, для республиканского бюджета это может стать весьма болезненно: если не будет изменены пропорция «деления» налогов между центром и регионами, это может привести к заметному падению поступлений.

— Татарстанские нефтяники уже успели почувствовать влияние мировых санкций?

— Традиционные связи нефтяников с производителями технологий сейчас находятся под некоторым вопросом. Но, с другой стороны, если соглашения были заключены заранее (а в большинстве случаев это долгосрочное сотрудничество), они защищены. К тому же, сейчас существует немало аналогичных технологий в разных странах, так что есть дополнительный стимул найти новые интересные технологии и разработки. И еще. На недавнем сочинском экономическом форуме один из инвесторов отметил: «Мы крупная компания. Имеем представительства везде. Если нельзя торговать с нашими европейскими партнерами, будем торговать с индийскими и китайскими». Рынок сегодня глобален. Мы приобретаем технологии, держателями которых является транснацио­нальный капитал.

 — Вы говорите о пресловутом «развороте на Восток»?

 — Совершенно верно. Большинство компаний, для того чтобы снизить свои издержки, держат сборочные производства в Китае, на Тайване, в Юго­Восточной Азии и Индии. Да, может быть транспортное плечо не такое удобное, и это может привести (и, скорее всего, приведет) к некоторому удорожанию товара. Но, в принципе, все не так критично, как кажется на первый взгляд.

— Существует мнение, что Китай не стремится инвестировать в экономику России.

— Вы читали Карла Маркса? Он писал, что когда прибыль свыше 300%, то капиталист продаст все для реализации такого инвестиционного проекта, даже свою маму. Если мы создадим инвестиционно привлекательные условия в плане тарифов и обеспечим высокую доходность, к нам не только из Китая — из Калифорнии люди прибегут. Но пока у нас проектов и идей с такой доходностью, к сожалению, нет.

— Пока что об успешных примерах импортозамещения в Татарстане говорить рано. А многие промышленные предприятия республики вынуждены менять поставщиков комплектующих.

— Здесь вопрос в другом. Некоторые предприятия отчасти драматизируют ситуацию, чтобы получить какие­-то компенсационные инициативы от нашего правительства. В эпоху глобализации найти хороших поставщиков несложно. Вот, например, Embraer разрушил монополию Boeing своим регио­нальным самолетом. И здесь так же. Страны БРИКС показывают, что можно весьма эффективно развиваться, не завязываясь на какой­-то конкретной отдельно взятой стране, технологии или производителе. У Татарстана есть хороший опыт по импортозамещению в области сельского хозяйства. Сейчас более половины в структуре нашего потребления — местные татарстанские продукты. Но если в сельском хозяйстве у нас задел уже большой, в области промышленности программ импортозамещения не было. Для того, чтобы развивать их, нам нужны дешевые «длинные» кредиты. Это основной залог успеха промышленности Европы и США. Если такой инструмент будет доступен, в течение трех лет (если правила игры не поменяются) мы сможем наблюдать определенный прогресс.

— В какой форме возможно предоставление «длинных» кредитов? В нынешней сложной экономической ситуации банки не стремятся их выдавать.

— Возможно субсидирование процентных ставок по кредитам. Это самый правильный путь, потому что прямые субсидии только расслабляют предприятия. А когда в программе участвуют банки, которые несут солидарные риски и вкладывают средства, лишь внимательно изучив бизнес­план, в этом случае минимальная процентная ставка по кредиту — одна из действенных мер государственной поддержки.

Но пока что Россия не показывает таких темпов роста, как другие страны БРИКС…

— Это не значит, что она не покажет такого роста. У нас есть условия для него. России надо было идти татарстанским путем — не говорить о «нефтяном проклятии», а развивать нефтяные переделы — нефтехимию, нефтепереработку. Второй момент — взять модель «КАМАЗа», когда они начали создавать совместные предприятия. Раньше двигатели Cummins мы покупали, а теперь у нас есть свои. Сейчас мы получили большой толчок для того, чтобы пересмотреть парадигму своего развития. Наш путь — диверсификация, другого не дано.

— К болезням татарстанской экономики российские аналитики относят низкую производительность труда, а также низкое качество работы по привлечению инвестиций и недостаточный уровень внедрения инноваций. Вы готовы прокомментировать эти утверждения?

— Не соглашусь с ними. Действительно, когда анализируешь макроэкономические показатели и параметры, кажется, что производительность труда у нас низкая. Но я считаю: лучше, когда люди заняты, чем сокращать их, выкидывать на улицу. Да, у нас такая социально­ориентированная экономическая модель. Что касается инноваций — покажите, где, в каком российском регионе дело обстоит лучше?

— Наверное, надо еще учитывать, что подразумевается под понятием «инновации»? Чаще всего сейчас ими называют любые эффективные западные технологии.

— Инновации — это то, что продается. Все, что не продается — не инновации. Если продукт продается — он априори инновационный.

— А прослеживается ли какая­-то взаимосвязь между снижением объема инвестиций в Татарстан и снижением уровня кредитных рейтингов республики и ее крупнейших предприятий?

— Существуют правила рейтингования. У предприятия или субъекта федерации рейтинг не может быть выше, чем у страны. У нас в экономике пока нет фундаментальных причин говорить, что что-­то серьезно изменилось, наметились негативные тренды и поэтому снизился рейтинг. Эти изменения носят экзогенный внешний и политический характер. Рейтинги таких агентств, как Standart&Poors, Moody’s Investors Service и Fitch Ratings являются наиболее важными для биржевых спекулянтов и портфельных инвесторов. И в гораздо меньшей степени — для прямых инвесторов, которые ориентируются не на макроиндикаторы, политическую ситуацию и условные рейтинги, а на конкретные рынки и экономические задачи. На международных фондовых рынках компании и проекты как Российской Федерации, так и Татарстана практически не представлены. Если посмотреть общую структуру иностранных инвестиций в экономику Татарстана, то портфельные инвестиции составляют небольшую долю (в 2012 году — всего 6%, в 2013 году — 0,6%). Основной объем иностранных инвестиций приходится на прямые инвестиции (в 2012 году — 78,5%, в 2013 году — 45,7%) и прочие кредиты (в 2012 году — 15,4%, в 2013 году — 53,6%). Сильные годовые колебания прямых инвестиций и кредитов объясняются реализацией и введением крупных проектов в высококонцентрированной экономике Татарстана, развитием ОЭЗ «Алабуга». Так что принципиальных изменений, кроме возможного удорожания кредитов, с нашей точки зрения, ожидать не стоит.

— На ваш взгляд, не критичен ли уровень госдолга Татарстана, который сейчас составляет 65,2% к общему объему доходов республики — 87,4 млрд руб­лей? И планируется и дальше привлекать кредиты федерального центра?

— Это связано с тем, что республика реализует очень много программ, а это требует софинансирования. Под гарантии федеральных властей мы делали займы для проведения крупных мероприятий. Ничего страшного в  этом нет. У нас экономические показатели растут.

— По поводу роста. Министерство экономики РТ прогнозирует в 2015 году рост ВРП до 1 трлн 750 млрд руб­лей с темпами 102% (в России — 101,2%). Не слишком ли оптимистичны ли ожидания?

— Наша экономика очень сильно интегрирована в общероссийскую и мировую. Если там наблюдается замедление, соответственно, оно есть и у нас. Я внимательно слушал доклад нового министра экономики на заседании Госсовета РТ. Он разложил по проектам предприятий в каждой отрасли, из чего складываются эти два процента роста. И у него есть достаточные основания так говорить. С точки зрения трендов взаимозависимости экономики и макроэкономики, прогнозы нашего Центра перспективных экономических исследований Академии наук РТ получаются несколько ниже — на уровне среднероссийских. Надо учитывать фактор инерционности.

— Прогноз социально-­экономического развития республики разработан в соответствии со сценарными условиями, рекомендованными субъектам для разработки прогнозов, которые предполагают цены на нефть на уровне 100 долларов в 2015–2017 годах, а курс доллара — в диапазоне от 37 до 38,8 руб­ля. Такой нереально оптимистичный сценарий явно требует корректировок.

— Это нормально, корректировки будут. Запас прочности у татарстанской экономики есть. Я не скажу, что очень оптимистично смотрю на происходящее, но ситуация не критичная. Да, в 2015–2016 нам будет сложновато, но потом создадутся условия для серьезного экономического роста.

— Помимо курса руб­ля и цен на нефть, какие еще риски существуют у татарстанской экономики?

— Основные риски экономики РТ — изменение ситуации внутри России и извне. Один из рисков — тарифная политика. За последние 20 лет тарифы очень сильно росли, опережая все возможные экономические индикаторы. И сейчас их уровень настолько высок, что где-­то является серьезным тормозом развития промышленности и оказывает давление на социальную сферу. Здесь нужны серьезные стратегические решения. В особой экономической зоне, на промплощадках создаются некие оазисы благополучия — там не надо платить за присоединенные мощности, там более понятные отношения с естественными монополиями. Но это лишь точечные проекты, а нам нужно системное решение. И здесь существует дилемма: можно иметь сильную энергетику, но слабую промышленность или наоборот. Та стратегия, которая была раньше — стратегия субсидирования экономики и промышленности за счет энергетики, это правильная стратегия.

— Многие сейчас сравнивают экономические проблемы 2014 года с кризисом 2008 года. Как экономист, вы можете оценить — мы сейчас в лучшей или худшей ситуации?

— Я экономист и смотрю на цифры. Сейчас намного лучше.

— То есть, мы из этого кризиса выйдем быстрее?

— Да. Но я не уверен, что мы уже достигли дна.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий