Казань,29 Мая, Среда $ 64.54 € 72.17
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Школа как мастерская мысли. Интервью с учителем года-­2014

Школа как мастерская мысли. Интервью с учителем года-­2014
Фото: Ната Смирнова

Победитель федерального конкурса «Учитель года России ­2014», преподаватель биологии нурлатской школы № 1 Анна Головенькина — о новых подходах к образованию, проблемах с бюрократией и ЕГЭ, а также о роли учителя в современном мире

Нурлат — административный центр одноименного района Татарстана, граничащего с Самарской областью. До Казани — больше 250 км, чуть меньше — до Самары. Живет здесь более 33 тыс. человек, при этом последние пять лет население не убывает, а прирастает — совсем не типичный показатель для подобных муниципальных образований. Основа благополучия города и района — нефть: НГДУ «Нурлатнефть» (входит в НК «Татнефть») с 1989 года разрабатывает здесь три месторождения, а ООО «Татнефть — Нурлатнефтегазразведка» полвека ведет разведку нефтяных залежей. Действуют на территории района и другие компании «Татнефти». Из прочих островков промышленности — первый из построенных в Татарстане сахарный завод и крупнейший в республике элеватор.

Именно в этом городе 14 лет работает учителем биологии Алла Головенькина — выпускница Пермского педагогического университета, «по семейным обстоятельствам» переехавшая вместе с мужем в Нурлат еще в 1990­х. «Это городок приезжих, сюда все приезжают и никто отсюда не уезжает. Так оно и получилось», — шутит она, встречая нас в учительской школы № 1. Но грусти в голосе не слышно — только радость: «Иногда мне задают вопросы — почему в Пермь не уедем или в Казань? Большой город — большие возможности, в том числе для развития детей. Но маленький городок держит: работа и близкий круг общения, который сложился и стал очень дорог для меня». История Аллы Головенькиной учит: чтобы добиться успеха, не обязательно растворяться в большом городе. В этом году учительница биологии из Нурлата победила в федеральном конкурсе «Учитель года — 2014», причем Головенькина стала первым педагогом из Татарстана за всю 25­летнюю историю конкурса. В финал вышли пятеро (в том числе один москвич): два учителя иностранного языка, филолог, преподаватель информатики и биолог Алла Головенькина. В итоге статуэтка в виде хрустального пеликана, символизирующего самоотречение профессии учителя, уехала в Нурлат (кстати, здесь теперь пройдет конкурс 2015 года). Журналисты «Эксперта­Татарстан» отправились туда же, чтобы побеседовать с лучшим учителем страны о наболевшем — о школе.

— Алла Николаевна, чем же отличается современное преподавание биологии от методик советских времен?

— Сейчас вообще система образования поменялась. В ее основе теперь лежат новые государственные образовательные стандарты, реализуемые четвертый год и основанные на системно­деятельностном подходе. Что это значит? Это значит, что знания детям не даются в готовом виде. Ученик является активным участником образовательного процесса и сам добывает знания. Раньше ведь было наоборот — учитель вещал классу, дети его пассивно слушали, конспектировали, потом дома выполняли домашние задания, а на следующем уроке ждали, когда педагог, двигаясь по фамильному ряду в журнале, их спросит (или не спросит). Сейчас учитель выступает в роли координатора всего учебного процесса. Его активность уступает место активности детей, а основной задачей становится создание условий для проявления инициативы учащимися.

В современном мире нужно быть мобильными, готовыми к быстрым переменам. Но это не значит, что нужно отказываться от накопленного опыта. Новое — это сплав положительного опыта прошлого и напористой стремительности настоящего, позволяющий быть на шаг впереди, — чтобы наши дети обладали такими знаниями, которые им пригодятся не только сегодня, но и завтра, и в будущем. В Татарстане действует программа повышения качества преподавания в республике. Мы активно сотрудничаем в этих вопросах с другими странами, в частности, с Сингапуром. Образовательная технология, успешно сработавшая там, внедряется в нашей республике. Она построена на развитии детей, коммуникации и сотрудничестве между всеми сторонами процесса. Мы говорим об интерактивном обучении — активном взаимодействии не только в паре «ученик — учитель», но и в парах «ученик — ученик». В этой системе ученик — тот деятельный участник, который ведет весь урок, активно добывает новую информацию. Я стремлюсь, чтобы мои ученики думали, спорили, делали открытия и были вовлечены в процесс познания.

— Где же ученики добывают эти знания? В учебнике, в интернете или где­то еще?

— Поймите, учитель сегодня не является единственным источником знаний. Таких источников теперь много. Это и учебник, и интернет, и статьи в журнале и даже сами ученики. Ведь любую информацию можно получить путем диалога, путем обсуждения.

— Простите, но вот вы изучаете на уроке скелет птицы. Что в нем может быть нового? Там ведь ничего не изменилось со времен птеродактиля…

— Это мы раньше рассказывали ученику про птеродактиля, и потом отправляли его в библиотеку, чтобы он мог получить больше информации из энциклопедий. Сейчас детям уходить никуда не нужно — у всех мобильные телефоны с выходом в Интернет, они буквально за минуту могут все найти и тут же рассказать про птеродактиля. Пытаться ограничить эти процессы — дело пустое. Интернет детей манит, они просто тонут в этом информационном море. И вот тут ответственность учителя — показать, что не все сведения в Интернете являются достоверными. Что нужно учиться выбирать точную информацию, при этом оперируя несколькими источниками. Условно говоря, не только Википедией, к которой чаще всего обращаются дети, но и другими электронными энциклопедиями. Тем более, мы все понимаем, какие опасности детей подстерегают в Интернете. Засилье различных информационных баннеров, порой, прямо скажем, не образовательного вида. Об этом тоже нужно говорить — и не только с детьми, но и с родителями. Потому что еще остаются родители, которые вообще не умеют пользоваться компьютером, не понимают, что такое Интернет, что там есть и почему дети проводят в нем столько времени. Важно донести до них мысль, что Интернет — это не зло, это новый вид коммуникации, тем не менее, несущий собственные риски.

— Это понятно… Возвращаясь к теме урока — что дает этот новый подход в плане применения знаний на практике?

— Я в школе работаю уже 14 лет, и могу совершенно уверенно сказать — школа дает очень хорошую фундаментальную базу. Наши дети по биологии, химии, физике и другим предметам получают огромный массив знаний. Они накапливаются, прочно оседают в умах. Проблема в том, что это знания школьники не могут применить на практике. Страдает гибкость мышления. Однажды мы поехали на экскурсию с детьми. Они увидели, что летит птица — и спросили: «Что это за птица летит?» Я им говорю: «Пустельга». «А где мы с вами проходили, что это пустельга? Мы знаем, что у нее столько­то воздушных мешков, знаем, что у них два круга кровообращения, что у них четырехкамерное сердце... А что летит именно пустельга — не знаем». Понимаете? В рамках школьной программы этого узнавания не происходит. И потому сейчас образование и переориентируется на то, что знания должны быть практико­ориентированные, которые в жизни пригодятся. Другой вопрос — насколько в школе это возможно? Препарировать лягушку на уроке я бы не стала, рефлексы можно показать и на других примерах. Но если я могу показать ученикам, как происходит черенкование смородины, я, конечно, не буду пользоваться рисунком в учебнике или картинкой из Интернета. Мы выйдем на приусадебный участок школы и попробуем сделать это на практике.

Другая проблема: наши дети не умеют между собой сотрудничать, делиться друг с другом полученной информацией. Новая проблема, раньше такого не было. А ведь это очень важный навык, потому что, хотим мы того или нет, в течение всей жизни нам так или иначе придется работать в группах, в коман­дах. Начиная с детского сада, потом в школе, потом на работе. Именно сейчас дети очень дорожат своими знаниями, цепляются за них, не горят желанием ими делиться. Возможно, это еще одно проявление крайней индивидуализации общества.

— Но дети ведь перенимают стереотипы поведения от родителей. Не сами же они дошли до такого индивидуализма…

— Безусловно. Но информационная среда ведь тоже этому способствует. У каждого ребенка сейчас — собственная страница в сети, по сути, личный виртуальный мир, в рамки которого он себя загоняет. Сохранение своего виртуального образа, перенос его в мир реальный — все это влияет на взаимоотношения в школьных коллективах.

— Вы про погоню за лайками?

— Совершенно верно. Идет, так сказать, популяризация себя. Причем мнимая — ведь все эти селфи, фото в Инстаграмах, фиксация каждого шага: «Я обедаю», «Я вышел из школы», «Я зашел в подъезд»... В сельской школе, конечно, это в меньшей степени проявляется, но, тем не менее, проблема есть. О чем она говорит? О том, что ребенку необходимо общение. Но он этого лишен, а потому вынужденно создает себе некий мнимый мир виртуального общения — и уже не понимает, как выйти за его рамки. Проще становится выложить свою фотографию и ждать, сколько на нее поступит позитивных лайков, чем словесно, в диалоге, вживую начать разговор с одноклассниками. Они же даже переписываются Вконтакте особым образом: вместо «спасибо» три буквы «спс», вместо одобрительного отзыва — «скобки»­смайлики, причем в зависимости от эмоцио­нального настроя — одна или двадцать пять. И получается, что школа сегодня — единственное, по сути, место, где дети могут общаться вживую, слышать друг друга, учиться сотрудничать. В реальной жизни они все реже этим занимаются. Самое приятное, что дети ждут от нас, учителей, этого сотрудничества.

— А вы в социальных сетях общаетесь с ними?

— Интернет занимает огромное количество моего времени. Я любознательный человек, к тому же дети мне постоянно кидают какие­то ссылки, предлагая потом обсудить эту информацию. По всем пройдешься — уже уйдет время. Но у нас с детьми есть четкое правило — я в онлайн выхожу в строго оговоренные часы. И по скайпу порой общаемся. Но только с согласия родителей.

— Если вернуться к модели образования. Не кажется ли вам, что вот эта традиционная загрузка детей огромными массивами знаний уже не актуальна? Например, мне в школе легко удавалось решать химические уравнения, а сейчас уже и не вспомню, как это делается.

— Фундаментальные знания — это хорошая база образованного и грамотного человека. Думаю, что большие знания никому не вредили. Как говорил Константин Паустовский: «Чем больше знаешь, тем интересней жить». И даже если вы потом никогда в жизни не станете решать химические уравнения, эти знания, как езда на велосипеде, уже в вас, они никогда не забудутся. Напомни вам сейчас алгоритм решений — сразу все вспомните. И это очень важный навык, который вы получили в школе. Огромное количество фактологических сведений — это, без сомнения, развитие памяти и мышления. Вот я сейчас начну стихотворение Сергея Есенина — «Белая береза под моим окном…», сможете продолжить?

— Принакрылась снегом словно серебром.

— Замечательно! А проходили вы это, между прочим, во втором классе.

— Тем не менее, образование сегодня все чаще пытаются рассматривать с жестких монетарных позиций. Как вы считаете, это продукт, который можно впоследствии монетизировать, или более важна социальная роль школы, ее высшая миссия?

— В нынешних условиях систему образования, без сомнения, нельзя рассматривать только в качестве социального института. Образование неразрывно связано с успешным экономическим развитием страны. Государству, регионам нужны грамотные специалисты, которые смогут поднять экономику на более высокий уровень. И если человек действительно успешен в образовании, если он четко понимает, кем станет в будущем, в идеале он будет первоклассным специалистом, сможет самореализоваться. И все это отразится на росте экономики страны.

— А учитель по такой логике — это, как во времена СССР, призвание, или теперь просто функция, которая призвана обеспечить экономический рост?

— Конечно, государственный заказ важен. И забывать о своем практическом значении, так сказать, педагог не должен. Но, тем не менее, профессия преподавателя — из тех профессий, которые не могут быть просто винтиками в системе. Учителя — люди, которые работают в мире самого дорогого, что у нас есть — в мире наших детей. Нам ведь детей доверяют… Поэтому я вижу в своей образовательной деятельности, например, такой функционал как «развивая, не навреди». Такую функцию не пропишешь в правилах. Хотя сегодня авторитет учителя, конечно, существенно снизился. Мы в детстве задерживали дыхание, когда учитель в класс заходил. Современные дети другие. И все эти образы и фильмы, начиная со Снежаны Денисовны из «Нашей Раши» и заканчивая пропившим глобус географом, на укрепление авторитета учителя не работают. Равно как не работают и СМИ. Почему на День спасателя МЧС или День строителя по Первому каналу идет праздничный концерт, а в День учителя темой программы Андрея Малахова становится воровство и рукоприкладство в школе? Увы, как в «Доживем до понедельника» — такого отношения к учителям больше нет. Но мы — не госслужащие, не чиновники и не винтики. Учитель был, есть и всегда будет душой школьной системы и всей системы образования. Учитель в школе живет вместе с детьми, радуется их успехам, развитию, счастью их взросления. Проходит год — и тебе приходится начинать все сначала. Вновь полет, уверенность и творческий поиск. Иногда кажется, что слишком много возложено на современного учителя, которому уже недостаточно быть только хорошим предметником, — надо быть продвинутым Интернет­пользователем, уметь хорошо обращаться с интерактивным оборудованием, быть докой в вопросах геополитики и человеческой психологии. Но профессия учителя во все времена являлась особой профессией, нелегким трудом. Учитель для своих учеников был и остается человеком и личностью, который призван воспитывать и обучать всем своим существом.

— Я почему спрашивал про винтики… Общий тренд сегодня — что в образовании, что в здравоохранении — именно на превращение в винтики. Бюрократизация системы, масса странных требований. Как вы оцените давление бюрократии на профессию учителя?

— Вы правы, давление есть. Хотя в этом году стало, знаете, полегче. Учителя привыкли, что легких путей в жизни не бывает, мы принимаем все эти трудности, мы с ними боремся. Хотя времени на рутину, в том числе бумажную, уходит много. К счастью, мы постепенно переходим на электронный документооборот, и бумажной волокиты становится меньше. А то бывало и так, что документы надо было сдать в бумажном виде, а бумаги не было или принтер сломался. Есть, к примеру, рабочая программа учителя. Это такой большой документ, где я описываю, что буду делать в течение года в том или ином классе, сколько у меня будет проведено лабораторных работ, сколько — практических занятий, какие результаты я собираюсь получить на выходе и многое другое. Такие программы должны быть прошнурованы и подписаны директором школы.

— Как же вы можете за полгода предсказать, что будете в мае изучать на уроке?

— Да это как раз не самое сложное. Такие планы существовали всегда, по ним работали и в советское время. Излишняя бюрократия возникла потому, что сейчас кроме этого плана, который учителю реально необходим, стали требовать пояснительные записки, в которых приходится расписывать все до мелочей. К счастью, там не требуют прописывать речи, которые мы говорим на уроках. Но, конечно, все эти правила нужны больше для чиновников.

— Сталкивались ли вы с какой­то совсем уж откровенной глупостью, абсурдными требованиями?

— Крайне абсурдным является требование прилагать к отчетам о проведенном мероприятии фотографии. Можете себе представить: учитель вдохновенно проводит мероприятие или классный час — и то и дело для отчета прерывается на фотосессию. Или, например, подготовка к школьным олимпиадам на следующий год уже с января. Ведь интерес к предметной олимпиаде повышается не через консультации в среду и пятницу с 14:00 до 15:30.

— Поговорим об ЕГЭ.

— Да, это боль.

— Почему?

— Потому что эффективность той или иной школы сегодня поставлена в жесткую зависимость от результатов ее учеников на олимпиадах, а также госэкзаменах. И получается, что образовательный процесс превращается в гонку за результатами. И вот это — самый больной вопрос. Особенно для учителей­предметников. Математику и русский язык сдавать всем, а ЕГЭ по биологии, к примеру, выберут единицы. Приходится с ними дополнительно заниматься, потому что в рамках обычных уроков не получается настолько глубоко все пройти.

— И как найти «золотую середину» между обучением и натаскиванием?

— Не нужно оценивать эффективность учителя показателями ЕГЭ. Каждая школа индивидуальна — и по контингенту учеников (сельская или столичная школа), и по расположению (гимназия в центре города или школа на окраине). Требовать у всех, чтобы был высокий результат ЕГЭ — невозможно, потому что все равно будут дети с низкой мотивацией, дети со слабым интеллектуальным развитием. От этого ведь никуда не денешься. Есть дети, которые просто неспособны выучить материал на большее, чем им природа дала, и ждать, что такой ученик на 80 баллов сдаст ЕГЭ, даже если ты с ним каждый день будешь заниматься, по меньшей мере странно! Как можно отмерить, насколько творчески может выполнить задание тот или иной ребенок? Как можно баллами оценить, насколько он вырос в стенах школы как личность? Многие показатели никак не отмериваются.

— А что делать­то? Как вы лично выживаете в этой системе?

— Мы делаем все от нас зависящее. Добросовестно выполняем свою работу, стараемся выйти за рамки программы, привлекая детей к дополнительным занятиям, жертвуя своим временем. Деятельность учителя не должна характеризоваться только лишь рейтингами и баллами, которые никогда не смогут реально отразить уровень развития ребенка в школе.

— Пока вас, очевидно, не слышат…

— Категорически утверждать это нельзя. Нас стараются услышать, и в текущем году министр образования и науки Ливанов призвал не рассматривать ЕГЭ как единственный критерий эффективности работы учителя и школы. Предметникам в чем­то легче, ведь дети сами выбирают ЕГЭ по данному предмету, потому что четко ориентированы на определенный вуз, факультет и специальность, где эти предметы потребуются. Значит, они и мотивированы соответственно. Учителям математики и русского языка намного сложнее, ответственности больше. А если рейтинговать, то получается, что учителя в равных условиях.

Я за честный ЕГЭ. Только в этом случае ученики в равных условиях могут проявить именно свои знания. Однако честный экзамен не значит оскорбительный. Я за уважение к детям — без обысков и чрезмерного контроля. Жесткая тоталитарная форма проведения ЕГЭ с рамками металлоискателей, видеокамерами и прочими мерами для предупреждения списывания, конечно, волнует детей, но больше шокирует родителей. Да, это направлено на объективное, четкое и прозрачное проведение экзамена. Вспомните скандалы ЕГЭ 2013 года с выявившимися многочисленными доступами к экзаменационным КИМам. Однако важно, чтобы силы наших детей были направлены не на поиск способов схитрить во время ЕГЭ, а на то, чтобы максимально проявить знания, умение логически мыслить и выстраивать причинно­следственные связи.

ЕГЭ сам по себе — итоговый экзамен, показывающий результативность 11 лет обучения в школе. Это не стресс сам по себе, он учит умению нести ответственность за свои знания за свое будущее. И баллы ЕГЭ — не единственный результат того, чему детей научили в школе! Школа — мастерская мысли. Здесь рождаются новые идеи, раскрываются таланты, развиваются скрытые возможности. То, что мы, учителя, зароним в душу ученика сейчас, проявится позднее, станет его и нашей жизнью.

Казань – Нурлат.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий