Казань,01 Декабря, Воскресенье $ 64.08 € 70.55
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

«Кто понимает толк в музыкальной карьере, тот с нами»

«Кто понимает толк в музыкальной карьере, тот с нами»
Фото: https://yandex.ru

Фонду развития музыкального исполнительства Республики Татарстан в марте исполнится три года. По этому случаю корреспондент «ЭТ» встретился с директором фонда - пианистом Данияром Соколовым - и побеседовал с ним о классической музыке и слагаемых ее продвижения в современном мире

Фонд возник в 2014-м, в Год культуры. Тогда Данияра Соколова вместе с Диной Гариповой пригласили выступить в Париже на презентации Свияжска и Болгара для ЮНЕСКО. Там наш герой познакомился с первым президентом Татарстана и смог донести до него свою обеспокоенность положением классической культуры в республике. Эстрадная, народная культура, по его мнению, хорошо развивается, телевидение и радио этому способствуют. А вот к классической культуре «отношение пренебрежительное».

 

Ничего наличного, только искусство

– Пренебрежительное отношение – это как?

– Я это сполна ощутил, когда, будучи студентом, выезжал за границу на конкурсы. Почти всегда за свой счет, в то время как конкурсанты из Европы и, особенно, из Китая ездят на спонсорские деньги. И очень много там фондов, занимающихся продвижением молодых исполнителей.

Минтимер Шарипович меня понял. С его подачи в том же году был создан фонд развития исполнительского искусства «Sforzando». Его название переводится с итальянского как «усилие». Одно из таких усилий – фестиваль «Музыка вокруг нас». Это единственный молодежный фестиваль классической музыки в Татарстане, проводим мы его в Свияжске и Казани. В основном, выступают наши молодые дарования, но приезжают исполнители и из Москвы, Петербурга.

Фонд предполагает участие спонсоров. Кто они?

– Пока это, в основном, наше министерство культуры. Оно поддерживает нас проектами. Это и фестиваль в Свияжске, который мы проводим третий год подряд, и постановка опер на фестивале «Дни уличных искусств» совместно с фондом «Живой Город», и участие в мероприятиях типа «Студент года», «День города»… Дважды фонд выигрывал грант фонда РИТЭК, с его помощью провели конкурс «Sforzando» среди детей. Самые талантливые получили премии в виде сертификатов на приобретение инструментов, авиабилетов к месту проведения того или иного конкурса, оплату гостиницы.

Под эгидой фонда действует два оркестра. Есть молодежный симфонический оркестр «Sforzando». 5 марта, по случаю того, что нам исполняется три года, мы проведем «Большой концерт» в ГБКЗ имени Сайдашева. Приедет моя хорошая подруга, солистка Большого театра Дарья Зыкова. Я мечтаю о том, чтобы наш фонд стал в один ряд с такими культурными институциями, как фонд «Новые имена», фонд Спивакова, Санкт-Петербургский Дом музыки. Это все столичные организации, в регионах ничего сравнимого по объемам пока, к сожалению, нет.

 

Полюбите пианиста

– Как отбираете ребят, которым оказываете поддержку?

– Я ищу ребят с горящими глазами, которые не стремятся к быстрым и легким деньгам. У нас в оркестре абсолютно разномастный коллектив – студенты, школьники, выпускники консерватории, училища, института культуры. Программа оркестра всегда необычная: камерные оперы, которые можно услышать только в оперном классе консерватории, на большой сцене их редко ставят, и произведения молодых композиторов Татарстана. Эту программу мы выпускаем на улицу.

К сожалению, попадаются совсем молодые, по 14-15 лет, ребята, которые первым делом спрашивают: «А когда мы будем зарабатывать?». Для меня это дико. Меня мои педагоги учили: «Ни от чего никогда не отказывайся. Все в опыт, все в твою копилку идет». И, в принципе, так и случилось. К окончанию консерватории я скопил определенный багаж, с которым могу в любой момент пойти заработать на рояле, как концертмейстер, организационный опыт появился. А тут в 14 лет такое заявляют. Хотя мы с каждого мероприятия зарабатываем – по 2-3 тысячи рублей. В оркестре 25 человек, то есть за одно мероприятие мы можем в сумме заработать 75 тысяч. Эти деньги идут на материальную помощь ребятам, какого-то фиксированного вознаграждения в виду отсутствия ставок мы им предложить не можем.

– А как у вас с дисциплиной в оркестре?

– Ребята приходят только на репетиции - три раза в неделю. В профессиональных оркестрах репетируют каждый день. Хотя я стараюсь делать им дисциплину как в La Primavera, у Сладковского, в «Новой музыке». Пропускать репетиции нельзя. Никаких поблажек в плане того, что это дети, студенты. Искусство не позволяет расслабляться, не обращать внимания на мелочи и вполсилы работать. Не получится! Или ты полностью себя отдаешь, или ищешь себе другое применение. Каждому, кто к нам приходит, будь то солист или скрипач, я об этом говорю. Хотя без постоянной зарплаты это делать крайне трудно.

– У фонда два оркестра. Второй оркестр – это…

– Оркестр пианистов. Этого вообще нигде в мире нет. Одиннадцать фортепиано, вот таких (показывает на раскрашенную в цвета радуги «Сюиту»), в начинку каждого вложено по 25 тысяч рублей, но всегда приходится что-то доделывать и переделывать, так как инструменты старые, их бы обновить совсем. С этими фортепиано мы выступали в Лядском саду, на Петербургской, на Площади Свободы, на «сковородке»... Этим летом мы даже ездили на гастроли по РТ. В основном играли произведения молодых казанских композиторов: Ильяса Камала, Эльмира Низамова, Радика Салимова. И классику, которую они переложили для нас. Люди на улице удивляются: «Как? Такие громоздкие инструменты». А у нас уже свои технологии наработаны. Дяденька, который настройкой занимается, придумал такую штуку, с помощью которой пианино один человек может выгрузить и поставить. Специальная тележка, которую мы, может быть, даже запатентуем.

Для чего еще это делается? У молодых исполнителей появилась площадка для выступлений. Когда я учился в консерватории, это была проблема. Мы варились в собственном соку, публики с улицы почти не было. Она даже не подозревала, что в консерватории есть три зала – органный, малый, в здании на Пушкина – куда можно прийти послушать концерт бесплатно. Не знаю, как сейчас, но в мое время было так. У нас на концерте сидели два профессора, группа студентов и два-три родителя. А для начинающего артиста зритель – это самое главное.

Приземленный металл

– Другими словами, нынешним студентам и выпускникам творческих вузов пусть ненамного, но легче пробивать себе дорогу в искусстве?

– Хуже стало в том плане, что в большом количестве появились рестораны, где можно заработать легкие деньги. Если ребенок четырнадцати лет начинает наигрывать услышанные где-нибудь в контакте мелодии в ресторане, конечно, обывателю это нравится. Ребенку начинают за это платить – по тысяче рублей, по полторы – и в его голове происходит щелчок: «Мне ничего не стоит сыграть Summer time и получить за это бабки. Круто!» Нам вообще не разрешали подрабатывать, потому что быстрые деньги абсолютно портят психологию студента. Если мы стремились в Карнеги-Холл, то у нынешних студентов порог гораздо ниже. Набрать себе несколько выступлений в неделю и зарабатывать. 15 тысяч в месяц – это реально. Но на выходе из консерватории получается рядовой исполнитель, который дальше ресторана уже не шагнет. И у него нет ни одного конкурса, потому что подготовка к конкурсу убивает все время, это как писать диссертацию. Ты встаешь в пять утра, идешь заниматься, после учебы опять репетиции. И так весь учебный год. А сейчас я смотрю на ребят: никто никуда не ездит.

– Их тоже можно понять. Поездки стоят денег, которые всем желающим ни один фонд не найдет…

– Хорошо. Но можно ведь никуда и не ездить, у нас все есть. Приходите к нам и пойте оперы. Еще и денег заработаете. Конечно, не таких, как в ресторане, но зато это ваша практика. Кто понимает толк в музыкальной карьере, тот с нами. Для них ведь тоже важно: где, чего... Вот в конце декабря сыграли в Большом концертном зале. Для них есть этот кайф, что тут же рядом вчера играл Сладковский с кем-то именитым из Москвы. Для студентов, которые смотрят на такие вещи с другой стороны, из зрительного зала, это дорогого стоит.

– Назовите конкретные имена, которые поддержали ваш фонд.

– Дмитрий Маслеев – лауреат конкурса им. П.И. Чайковского. Он с нами был во всех первых проектах. Всегда поддерживал своим талантом. Влада Боровко. Она проходила через наш фестиваль, потом выиграла наш конкурс, уехала на мастер-класс в Лондон и теперь поет там в Ковент-Гардене. Сначала как стажер, а теперь как солист. Композитор Ильяс Камал. Он постоянно с нами, делает аранжировки, пишет для оркестра оригинальные вещи, играет на виолончели. Венера Протасова – солистка Казанской оперы, сейчас активно гастролирует по миру. Конечно же, это и постоянный участник наших концертов Зульфат Фахразиев – пианист, сейчас на стажировке в Германии, аспирант нашей консерватории.

 

Не хлебом единым

– Создается впечатление, что талантливая молодежь в Казани не остается - подается либо в Москву, либо в Европу.

– Это неплохо на самом деле. Переезд в Москву или Лондон отнюдь не означает разрыва всех связей с Родиной. Возьмите Альбину Шагимуратову, Венеру Гимадиеву. Они начинали в Казани и продолжают сюда приезжать. Это люди мира, не принадлежащие какому-то городу или стране, хотя, конечно, за границей их знают как россиянок. И этим нужно гордиться. Не нужно запирать, нужно давать возможность здесь получить качественное образование, которое в Казани, в принципе, есть – у нас шикарная консерватория. И пусть кто хочет, тот уезжает, а кто не хочет, пусть остается. Я вот остался, хотя была возможность. Уехал, поступил, уже в Берлине был, но вернулся. Хочу в Казани работать, здесь у меня и семья и друзья.

И потом есть такая мысль: «Все уедут, кто же останется тогда?!» У меня, например, с курса уехало процентов 80. Тимур Мустакимов в Нью-Йорке, Гульнара Фаттыхова по Европе мотается, Морозов – в Париже… В этом отношении для меня примером всегда был Рахманинов, который прекрасно устроился за границей, но всю жизнь хотел домой. По музыке, по письмам видно. Любил страшно свою страну. Почему? Все же есть! Он писал, что ты постоянно ощущаешь себя чужим. Даже если у тебя гражданство, вилла в Швейцарии, пятое, десятое. Я врагу такого не пожелаю: всю жизнь быть чужаком. Ты лучше здесь попытайся создать условия - и для себя, и для других.

– Люди, как мне кажется, уезжают за бугор не только из материальных соображений, но и потому что здесь они не чувствуют себя уважаемыми людьми.

– Согласен с вами. Причем уважение - это не обязательно высокие зарплаты. Я год проработал руководителем выставочного зала «Манеж», то есть был музейщиком. И в этом качестве имел корочку, с которой мог бесплатно пройти в любой музей страны. Аналогичные льготы имеют работники театра, художники, композиторы. А у музыкантов-исполнителей, которые, скажем так, составляют 90 процентов музыкального электората, – композиторы для них пишут свои произведения, – корочки нет. Правда, в Москве есть штук пять союзов, но они ничего не дают. Ради эксперимента хотя бы в Татарстане было бы здорово сделать для музыкантов-исполнителей бесплатный пропуск в те же музеи. Имеем на это право, потому что, открывая выставку, зовут музыкантов. На театральные премьеры зовут музыкантов. А потом на склоне лет людям непонятно, куда идти. Благо есть Рубин Кабирович Абдуллин, золотой души человек, который находит ветеранам сцены ставки в консерватории. Само общество в этом пока никак не участвует. Надеюсь, с нашей помощью ситуация пусть не сразу, но поменяется.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Когда потребитель выходит из энергосети...

15:54

Когда потребитель выходит из энергосети...

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

26 Мая

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  2. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий