Казань,01 Декабря, Воскресенье $ 64.08 € 70.55
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Иннополис: Точка притяжения светлых голов

Иннополис: Точка притяжения светлых голов
Фото: ru.wikipedia.org

Пригласив ученых со всего мира и внедрив у себя лучшие программы и методики обучения, университет «Иннополис» планирует стать IT-вузом номер один в России 

По разным подсчетам, людей, имеющих отношение к программированию, в России с ее населением в 140 миллионов человек — всего от 300 до 800 тысяч. В Америке айтишников более 4,5 миллиона, при том что население страны превышает российское всего вдвое. Примерно столько же их в Индии, около пяти миллионов — в Китае. Россия не одинока в своих проблемах, Европа также испытывает сильнейший кадровый голод: программистов в Старом Свете в два раза меньше, чем вакансий для них на рынке труда. Более того, отток IT-специалистов из Европы и России сопоставим по размерам. Уезжают туда, где тепло (например, в Силиконовую долину, где вечная весна со среднегодовой температурой 23 градуса). Уезжают в места с режимом наибольшего экономического благоприятствования — например, в ту же Индию. Однако самым мощным фактором является климат иного рода: очень умные люди хотят жить среди очень умных людей.

Именно на это делают основную ставку создатели университета «Иннополис» (ядро одноименной ОЭЗ технико-внедренческого типа, строительство которой ведется под Казанью). По мнению его ректора Александра Тормасова, в течение нескольких лет новый вуз, в котором на днях, кстати, прошел первый прием бакалавров, станет точкой притяжения самых светлых голов со всей России. Голов, способных угнаться за происходящими каждые пять-семь лет в IT-отрасли существенными, а то и вовсе революционными изменениями. 

— Александр Геннадиевич, когда, по вашей оценке, университет «Иннополис» может быть развернут уже на сто процентов? И, когда это случится, сколько специалистов он сможет выпускать — и по каким направлениям?

— «Проектная мощность» — пять тысяч одновременно обучающихся в университете студентов (то есть порядка тысячи человек приема на бакалаврские и магистерские программы в год). Форма обучения — только очная. Правда, некоторые курсы будут читаться удаленно — но только как часть обучения.

— А каково тогда количество специальностей?

— На этапе запуска у нас будет четыре магистерские специальности: специалист по управлению и разработке программного обеспечения (ее мы реализуем совместно с Carnegie Mellon University); направление data science, или «наука о данных»; компьютерная безопасность и робототехника. Для бакалавров — единая специальность, которая разбита на потоки по специализации. Условно говоря, это разработка программного обеспечения, которая сейчас разделена на специализации «искусственный интеллект» и, собственно, просто разработка. В дальнейшем мы планируем открыть специализацию в области data science и компьютерной безопасности, а также направление разработки игр и систем для индустрии развлечений game and entertainment development. На таких специалистов наблюдается огромный спрос: только в России порядка пяти тысяч человек сегодня занимаются созданием компьютерных видеоэффектов для кино.

— Значит, теоретически ваш университет может «убить» соответствующие факультеты в действующих вузах?

— Пять тысяч студентов — это ровно размер физтеха (МФТИ — Ред.). Но это своего рода «бутик». И мы понимаем, что будем не в состоянии набрать столько студентов не только в Казани, но и в Татарстане. И, поскольку проект федеральный, университет Иннополис выступит в роли «пылесоса», который будет притягивать лучших со всей страны. Более того, мы рассматриваем возможность создания специализированного интерната, своего рода «нулевого курса». Где можно было бы собирать порядка 500 ребят ежегодно, чтобы они приходили на первый курс университета, имея дополнительный уровень подготовки по соответствующим дисциплинам, в том числе по физике и математике.

— В числе ваших задач как ректора, помимо выстраивания структуры университета, определения ключевых направлений его работы, поиска грантов на научные исследования — еще и формирование «пула» преподавателей и исследователей. Кто будут эти люди?

— Сейчас мы проводим первый набор преподавателей для работы по магистерским и бакалаврским специальностям. Все они в свое время закончили университеты из ТОП-100. В том числе, это выпускники Trinity College (Дублин), Швейцарской высшей технической школы Цюриха Eidgenossische Technische Hochschule Zurich, Федеральной политехнической школы Лозанны, Imperial College London и других. У нас есть и некий консультационный совет, который помогает определить, кто достоин зачисления в университет Иннополис. В его состав, к примеру, входят глава факультета Carnegie Mellon University, глава исследовательской лаборатории IBM в Швейцарии, специализирующейся на фундаментальных исследованиях, заведующий лабораторией в ETH — Цюрих, декан направления компьютер-сайнз гонконгского университета, представители НИУ ВШЭ и другие. У этих людей уже есть опыт открытия вузов по всему миру.

— Каково прикладное значение научных исследований, которые будут вестись или уже ведутся в вашем университете?

— IT — это крупное направление, которое в себя включает и традиционно понимаемую фундаментальную науку, и знания, которые могут быть использованы на практике. Вообще, фундаментальная наука и практическое применение результатов исследования — это две стороны одной медали. Мы хотим, чтобы научные исследования наших преподавателей и коммерциализация их результатов были неотъемлемыми составляющими одного процесса.

— И каким вам видится соотношение количества ученых, преподавателей, исследователей и тех, кто будет «заточен» на получение быстрого результата?

— Я бы по-другому поставил вопрос. Я бы говорил не о людях, а об их рабочем времени. Есть разные категории сотрудников. Есть люди, которые ориентированы на науку, соответственно, их «отличительным признаком» обычно является набор научных публикаций. Есть люди, которые ориентированы на обучение. Они могут хорошо уметь учить, и при этом не публиковаться. И третья категория — те, кто ориентирован на нечто промежуточное, например, на инженерные исследования. Все эти люди в университете должны быть. И тогда их рабочее время может быть распределено примерно в такой пропорции: 40 процентов — на обучение, 40 — на участие в исследованиях и оставшиеся 20 — на нудную, но необходимую административную работу, например, участие во всевозможных комитетах, в работе приемной комиссии и т.д. Хотя, понятно, баланс у всех разный. Я был недавно в CERN (Европейская организация по ядерным исследованиям — прим. ред.), так мне рассказывали, что директор такого совершенно чудовищного по размерам устройства, как большой адронный коллайдер, вообще не имеет научных публикаций. Ни одной. И, тем не менее, он пользуется колоссальным уважением, потому что может заставить работать всю махину.

— Тем не менее, если уж совсем грубо — будут в вашем университете люди, которые станут «делать деньги»?

— Ну, есть научные гранты, и ими как раз и занимаются «исследователи». Они обеспечивают поток публикаций, в том числе и для того, чтобы у университета были основания для подачи заявки на какой-то грант: чем больше публикаций, тем выше вероятность его получить. Кстати, для многих западных университетов гранты являются основой их жизни. Порядка половины от суммы гранта берет университет. Оставшиеся же деньги тратятся на зарплату грантополучателю и тем, кто с ним по этому гранту работает. А это, как правило, студенты и аспиранты, которые с этих денег платят за свое образование. То есть большая часть грантовых денег так или иначе остается в университете. В общей сложности это может быть внушительная сумма — до двух третей бюджета.

— Ну, это мировая практика. В России же значительная часть грантов выделяется на проекты, близкие к производству. Если посмотреть под этим углом зрения, в чем вы видите перспективы для университета Иннополис?

— Заявляемся мы довольно активно. И уже выиграли грант на реализацию проекта по созданию передвижных рентгеновских станций. Они отправляются куда-нибудь в глухую деревню, там делается тотальный скрининг, например, на выявление ранних стадий туберкулеза. В аппарат не просто «вшит» специальный алгоритм, распознающий туберкулез или рак — через спутник он отправляет подозрительные снимки в единый центр, где их смотрят уже реальные доктора. Нашими партнерами по проекту является татарстанская компания «Вектор», которая производит соответствующее оборудование и спутниковые системы. Казалось бы, чисто социальная программа. Однако социальный аспект имеет прямое влияние на «отклик» на научные заявки, поскольку они идут под министерство образования, которое считает, что проект интересен, а потому готово его финансировать.
Есть проект с «Ростелекомом». Компания — крупнейший провайдер, которому нужна реализация всевозможных облачных платформ, чтобы предоставлять сервис везде, где только можно. И эта платформа должна иметь такой запас прочности, чтобы не «полететь», если за услугой одновременно обратятся все 140 миллионов населения России. Это даже не гигантский масштаб. Тот же большой адронный коллайдер за секунду обрабатывает петабайт (10 в 15-й степени байт) информации. Платформа «Ростелекома» должна уметь «переварить» объем информации до 20 петабайт.

— Помимо «Вектора», с какими еще местными компаниями вы собираетесь сотрудничать? И в чем будет заключаться это сотрудничество?

— Встреч с руководством компаний было множество. Не только на предмет совместных грантовых проектов, но и на предмет отбора наших студентов для работы на конкретных проектах. К примеру, на интервью со студентами перед поступлением на бакалаврскую программу присутствовали представители ICL, «БАРС груп», «КИР — корпоративные информационные рутины». Местные компании для нас даже более предпочтительны, поскольку находятся на расстоянии, что называется, вытянутой руки.

— Интерес этих компаний заключается в том, чтобы воспитать специалистов для себя?

— Не только. Помимо кадрового вопроса не менее, а, может быть, более существенна возможность получения разработок и результатов исследований или, как минимум, доступа к ним. Есть и еще один, казалось бы, побочный, но весьма важный «выхлоп» в этом процессе. Многие инженеры, работающие в компаниях и вовлеченные в работу со студентами, дополнительно мотивированы на хорошую работу — это освежает их жизнь. Это возможность взглянуть на свою работу со стороны, подумать об общих вещах, самому стать более креативным. Это не просто меняет к лучшему жизнь — для компаний это способ удержать у себя лучших.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Когда потребитель выходит из энергосети...

15:54

Когда потребитель выходит из энергосети...

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

26 Мая

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  2. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий