Казань,01 Декабря, Воскресенье $ 64.08 € 70.55
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Климат-контроль для малого бизнеса

Климат-контроль для малого бизнеса
Фото: http://yandex.ru

У российской экономики нет иного пути для выхода из кризиса, кроме увеличения доли самозанятых

Известная экономическая формула, предложенная российским премьером, иллюстрирующая обратную зависимость между количеством денег и умением «держаться там», устраивает далеко не всех россиян. Наиболее отчаянные оптимисты надеются даже на скорый рост нашей экономики. Насколько оправданы эти ожидания. Вопрос остается открытым. Но главное: что необходимо предпринять для обеспечения этого самого роста? Об этом «ЭТ» спросил кандидата экономических наук, доцента кафедры менеджмента ИБДА РАНХ и ГС при президенте РФ Эмиля Мартиросяна.

- Эмиль Георгиевич, для развития инновационной экономики, как известно, нужна особая «атмосфера». Есть ли такая «атмосфера» в России сегодня? И, если нет, что нужно предпринять для ее создания?

- Однозначно, атмосфера нужна. Это доказывают многочисленные позитивные примеры развитых стран. В России тоже пытаются создать благоприятный инвестиционный и инновационный климат. Но, по моим оценкам, пока он создан процентов на 15-20.

Причины этого понятны. Основным драйвером роста экономики всегда была предпринимательская среда. Это даже не средний бизнес, а малый. Если оценить долю малого бизнеса на сегодняшний день в экономике страны, то мы увидим, что она достаточно незначительна – 4,2%. Наша страна имеет низкий рейтинг предпринимательских инициатив. Это наблюдают и налоговые органы, которые ведут статистику и констатируют все меньшее количество вновь регистрируемых юридических лиц. Такое состояние малого бизнеса можно назвать зачаточным.

Я бы выделил три основных фактора, которые тормозят развитие малого бизнеса в России. Первое - у нас плохо функционирует закон о защите интеллектуальных прав. Можно сказать, что, по сути, его нет. А любая инновация создает нематериальный актив, который с юридической точки зрения должен быть закреплен правом интеллектуальной собственности. Каждый предприниматель, создавший какое-то ноу-хау, стремится как можно быстрее зарегистрировать его в защищенной юрисдикции. Если нет необходимой защиты интеллектуальных прав предпринимателей, то об инновационной атмосфере говорить нельзя. В таких условиях вряд ли кто-нибудь будет работать над новой технологией.

Второй момент – малый бизнес, занимающийся внедрением инноваций, имеет очень ограниченный доступ к финансовым средствам. Речь, в первую очередь, идет о дешевых кредитах, а также о субсидиях со стороны государства. Предприниматель, обращаясь в банк, получает кредит под 15, 16 или даже 20 процентов годовых. При этом он должен предоставить залог (как правило, личного имущества). В развитых странах же давно существует система венчурного инвестирования. В этом случае инвестор вкладывает деньги в стартап не под залог, а под будущие денежные потоки.

И третий фактор, который можно назвать психологическим. Любой предпринимательский климат развивается в том случае, когда бизнес воспринимает налоги не как расходы, а как инвестиции в инфраструктурные и социальные проекты. Как пример, предприниматель, занимающийся торговлей, платит НДС, налог на прибыль. У него нет никакой информации, на что ушел собранный с него налог. Налоговые ставки у нас далеко не самые большие в мире, что очень хорошо для экономики. Но, поскольку бизнес не чувствует отдачи от уплачиваемых налогов, он записывает их в безвозвратные потери.

- Что нужно делать, чтобы создать этот самый инновационный климат?

- Нужна практика налоговых отчетов. Она существует в США, Западной Европе, в некоторых других странах. Там раз в квартал или раз в полгода налоговый орган отчитывается перед каждым налогоплательщиком о собранных и реинвестированных средствах. И предприниматель понимает, на что ушли его деньги.

В Японии пошли еще дальше. Там действует практика так называемого самообложения. То есть, каждый предприниматель определяет для себя (из общего списка) те налоги, которые он будет платить. При этом ставка налогообложения сохраняется. Похожие практики есть в Сингапуре и Макао. Например, вы занимаетесь онлайн-бизнесом, состояние дорог для вас не очень критично. Тогда вы не платите транспортный налог. Но по фиксированной ставке с вас берут, к примеру, экологический сбор. Если идти постепенно, пока нужно, чтобы в России заработала система отчетов налоговых органов перед бизнес-сообществом.

Еще соответственно (вспоминая о двух других факторах, названных мною) надо, чтобы у нас заработал закон об интеллектуальной собственности и предприниматели получили доступ к «длинным» деньгам.

- В этой связи, как вы относитесь к практике субсидирования ставок по кредитам для бизнеса через некоторые госпрограммы?

- Я отношусь положительно. Но, с другой стороны, такие программы должны работать для всех субъектов МСБ. У нас часто бывает, что даже если кредитная ставка субсидируется государством, когда предприниматель считает эффективную ставку (то есть прибавляет стоимость залога, страхования), то и тогда она оказывается слишком высокой. Такие программы желательно расширять как по объему выдаваемых средств, так и по количеству участников.

Конечно, для России налоги важны. Однако не стоит забывать, что бюджет у нас сбалансирован таким образом, что преобладают налоги с доходов от экспорта, в основном, нефти и газа.

9 из 10 компаний мира с самой высокой капитализацией – это американские компании. Но при этом 56% ВВП США формирует малый бизнес. Там основным драйвером инновационного развития являются не гиганты IT-индустрии, как можно было подумать, а представители малого бизнеса. Они проходят свой длинный путь от стартапа до стабильно работающей небольшой организации, и только затем, как правило, поглощаются крупными корпорациями. Практически все инновации в транснациональные корпорации приходят извне. Вот такой практики в России на сегодня очень мало.

На все три фактора надо влиять комплексно, только тогда будет достигнут существенный результат. Например, предприниматель должен почувствовать, что его налоги возвращаются к нему в виде субсидий. А развитие рынка венчурного инвестирования в России невозможно без защиты интеллектуальной собственности.

- Почему, несмотря на объявленную политику деоффшоризации, капитал из России продолжает утекать?

- Действительно денежные средства утекают из России. Но в этом процессе произошли существенные изменения. Раньше капитал уходил из России в поисках безопасного места или в целях сокрытия конечных бенефициаров. Российской властью было предпринято очень много для борьбы с подобными утечками. Это и принятый закон о контролируемых иностранных компаниях, и введенные ограничения на вывоз капитала, и совместная работа с рядом стран по контролю за подтверждением природы денежных средств при открытии счетов в иностранных банках. Благодаря этому, согласно официальной статистике, в первом квартале 2016 года у нас даже был зарегистрирован приток капитала вместо оттока.

Но сегодня трансформировалась цель перевода капитала за рубеж. Российский капитал, как предсказывал в своей одноименной книге Карл Маркс, бежит в поисках более высокой доходности. Речь идет о большей целесообразности. Конвертируя полученный доход из рублей в валюту и вкладывая в перспективный проект, можно заработать больше. Вот и причина утечки капитала. Например, если какая-нибудь крупная компания имеет свободные средства в размере, скажем, 500 млн евро, но не имеет возможности вложиться в высокодоходный проект на территории России, она ищет способ вложиться за рубежом. Я бы не говорил про депозиты в этой связи. Я бы больше говорил об инвестициях в различные фонды. Структура и направления утечки капитала поменялись. Раньше предпочтение отдавалось банковским депозитам. Сегодня речь преимущественно идет о счетах трастовых фондов, фондов прямых инвестиций, фондов доверительного управления… Это наиболее эффективный инструмент для вложения в немецкие, британские испанские и прочие компании любой направленности – от IT до девелопмента.

Поиск более высокой доходности подразумевает более развитую экономику. Но этот процесс относится не только к Евросоюзу и США. Кто-то вкладывает в сырьевые страны, в БРИКС. Не стоит забывать, что у многих российских компаний центры владения переместились за границу. То есть, соответственно, переместились денежные потоки, связанные с дивидендными и лицензионными выплатами. Поэтому объявить политику деоффшоритизации правильно, но недостаточно. Для прекращения утечки капитала за рубеж (или, по крайней мере, уменьшения этого потока), надо внедрить то, о чем мы говорили выше. То есть, создать максимально благоприятный климат для инноваций. Доля малого бизнеса должна вырасти, как минимум, до 25-30% от ВВП. Тогда в стране появится множество проектов, способных генерировать высокую доходность. И деньги останутся здесь. По моим оценкам, практика вывода капитала в оффшоры сократится на 80-90%, поскольку это потеряет смысл.

Раз я опять вернулся к теме малого бизнеса, замечу, что инновации для большой солидной компании – это редкость. Внутренних основ для инновационного роста у них нет, обычно они абсорбируют малые инновационные компании. Поэтому сами корпорации заинтересованы в развитии малого бизнеса. Без него они лишатся потенциальных возможностей, идей для развития. В тот момент, когда руководство больших компаний поймет необходимость развития малого бизнеса в собственной стране, мы решим все вопросы с экономическим ростом. Даже компаниям с высокой долей материальных активов малый бизнес очень нужен с технологической точки зрения. Сейчас, например, в автомобилестроении многие вопросы отданы на аутсорсинг.

Чем больше будет технологических идей, тем лучше реальному сектору экономики. Эта среда самостоятельно будет генерировать прорывные стартапы.

- Когда говорят о зарубежных инвестициях, в последние годы очень часто имеют в виду Китай. Как вы считаете, чем мы можем быть интересны нашему восточному соседу?

- Я не большой китаист. Но есть некоторые очевидные вещи. У Китая складывается катастрофическая ситуация с экологией. Я сам лично видел это и в Пекине, и в Шанхае. Разные источники называют разные цифры, но приблизительно 180 млн китайцев готовы к переезду из своей страны. Более того, они уже планируют переезд. В этой связи Россия представляет для китайцев интерес, во-первых, как миграционное поле и, во-вторых, как площадка для размещения своих производств. Работники на этих производствах будут тоже китайские. По сути, сегодня Китай проводит ту же политику, которую некоторое время назад в этой стране проводили транснациональные корпорации. Он продвигает собственные производства на запредельные территории, поскольку в самом Китае наблюдается перенасыщение производствами.

Я не имею в виду, что все 180 миллионов перевалят через российскую границу. Они постепенно будут растекаться по всему миру. Но если даже один процент от этого количества устремится в Россию, то мы получим китайскую миграцию размером с большой город. Причем, надо учитывать, что это не будет миграция, скажем, в Москву или Казань. Да и из Пекина никто не эмигрирует. Китайцы будут переезжать из маленьких городов – с населением в 50-100 тысяч человек - в такие же города, преимущественно на Дальнем Востоке. Собственно, это уже происходит. С нашей стороны Амура близ границы проживает около 1,5 млн человек, с китайской – 113 млн.

Неправильно говорить о каком-то захвате. Лучше охарактеризовать этот процесс как дружественную миграцию. Хотя наши миграционные службы могут столкнуться на китайской границе с большими проблемами, связанными с высокой нагрузкой.

Конечно, Россия интересна Китаю как кладовая ресурсов. Мы имеем большой объем контрактов по поставкам не только газа и нефти, но также металлов, древесины и так далее.

Несмотря на то, что на сегодня экономика Китая в 14 раз больше российской, последняя генерирует какой-то денежный поток. В основном благодаря сырьевым контрактам. Поэтому Китай рассматривает Россию как относительно дешевого кредитора. Если они могут рефинансировать российскими деньгами (прежде всего, заработанной валютой) свои проекты, то почему бы и нет?

Со своей стороны китайцы могут принести нам обновление инфраструктуры. Они не станут делиться с нами технологиями. Но новые дороги, предприятия, энергетические мощности у нас появиться вполне могут. С точки зрения пополнения бюджета для нас тоже – одни плюсы.

Проект высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва – Казань, куда уже собираются инвестировать китайцы, может быть тестовым проектом для наших партнеров. Китайские компании хотят посмотреть, каким образом это будет работать, насколько окупится. В первую очередь, их интересует денежный поток, которой эта дорога будет приносить в будущем.

- Не слишком ли велика доля присутствия государства в российской экономике? Не надо ли ее разукрупнять?

- Сначала нужно определиться с тем, что такое большая доля и почему ее надо считать большой. Я придерживаюсь того мнения, что нынешняя доля влияния государства на экономику абсолютно соответствует реалиям.

Хотя классики политэкономии Смит и Рикардо говорили о концепции «ночного сторожа», то есть о преимущественно регуляторной функции государства, о доле государства в ВВП они не писали.

В истории были примеры, когда отдельные компании росли вне зависимости от влияния государственных институтов. И постепенно функционеры этих компаний подменяли собой эти институты. Развитие экономики там зависело не от решений правительства, от решения советов директоров транснациональных компаний. Чтобы такого не происходило, в отдельные моменты государство усиливает контроль.

Например, если речь идет о приватизации госкомпаний. Нынешним крупным российским компаниям в большей степени нужны инвесторы институциональные. То есть, не те, которые «запаркуют» свой капитал, а те, которые принесут возможности для следующего витка инвестиций, принесут с собой новые компетенции. Обычно поиски таких инвесторов занимают продолжительное время. С этим связан тот факт, что приватизацию нескольких госкомпаний отложили на 2017 год. Это решение я считаю оправданным. Приватизация без внутренних кадровых и организационных изменений не будет работать.

На сегодня государство ставит задачу в первую очередь приватизировать те компании, где предполагается продажа 50 или 75 процентов акций. Никто не хочет выставить на рынок все, что продается. Выбрана модель последовательной приватизации по группам компаний.

Но при этом, безусловно, надо стремиться к большей доли малого бизнеса в ВВП страны (как я уже говорил). Как только эта доля увеличится до 30 процентов, государство может перейти от нынешнего сверхконтроля к режиму мониторинга.

Моя основная мысль такова: сначала государство должно создать все условия – законодательные, правоохранительные, инфраструктурные – для развития малого бизнеса. Когда предприниматели почувствуют свою защищенность с разных сторон и когда налоговая зарегистрирует множество новых юрлиц, только тогда государство может постепенно делать шаг назад, уходить из прямого управления экономикой. Иначе малый бизнес у нас развиваться не будет.

Многие ждут снижения потребностей мирового рынка в углеводородном топливе. Тогда, возможно, у России появится потребность в развитии самозанятости. Львиную долю бюджета будут наполнять именно малые предприятия.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий