Казань,01 Декабря, Воскресенье $ 64.08 € 70.55
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Оцифрованная реальность

Оцифрованная реальность
Фото: Ната Смирнова

Об успехах татарстанской IT-отрасли федеральная пресса пишет с завидной регулярностью и все больше в превосходных тонах: пионеры, лидеры, первопроходцы. Причем в первых рядах борьбы за «цифровое» общество — не бизнес, а само государство. В первую очередь, в лице президента республики Рустама Минниханова — поклонника и активного пропагандиста информационных технологий

«Насаждая цифровую грамотность в чиновничьей среде, руководство республики особо не церемонится: увольнение за неспособность освоить новейшие технологии коммуникаций — обычное дело». Это цитата из весьма популярного в стране еженедельника. Еще одна цитата (источник — тот же): «За последние пять лет Татарстан стал главным IT-полигоном страны. Цифровые решения и сервисы, повышающие качество жизни миллионов россиян, придуманы и разработаны именно здесь». Да, именно Татарстан, как уже не раз было сказано, стал первым из российских регионов, разработавшим и внедрившим систему межведомственного электронного документооборота. В Татарстане создана наиболее обширная система электронных государственных услуг для населения. В Татарстане работает самый успешный IT-парк. Впрочем, если президент республики является идейным вдохновителем информатизации всего и вся, в роли основного исполнителя выступает регио-нальное министерство информатизации и связи. Если верить руководителю ведомства Роману Шайхутдинову, «цифра» продолжит свое наступление и в нынешнем кризисном году.

«Инвестор активно присматривается к российским стартапам»

— Роман Александрович, каковы прогнозы самочувствия отрасли информационных технологий, учитывая нынешние экономические реалии? Повторится ли, например, сценарий 2008–2009 годов, когда компании, в том числе крупные, стали выводить IT-обслуживание на аутсорсинг?

— В действительности, вывод IT-инфраструктуры на аутсорсинг начался намного раньше озвученных вами сроков. Объясняется он не желанием снизить издержки на время трудностей, а системным, вполне объяснимым желанием бизнеса экономить. Для нас первыми крупными татарстанскими предприятиями, решившими вывести свою ИТ-инфраструктуру на аутсорсинг, были ОАО «Татнефть» и ОАО «КамАЗ». Процесс миграции серверных мощностей ОАО «КамАЗ» в дата-центр Казанского ИТ-парка был завершен в 2013 году. Сегодня в Центре обработки данных (ЦОД) IT-парка размещается около 60 процентов всей IT-инфраструктуры автопромышленного гиганта. Эти меры позволили предприятию сэкономить колоссальные средства на воздвижении собственного ЦОДа аналогичного уровня энерго-отказоустойчивости. Напомню, что Дата-центр парка имеет сертификат соответствия уровню TIER-III, который имеют немногим более десяти ЦОДов в России. И этим сертификация не ограничится. В конце прошлого года Дата-центр технопарка получил лицензию ФСТЭК «на деятельность по технической защите конфиденциальной информации», а в этом году завершится сертификация на соответствие международным стандартам PCIDSS.

Еще один тренд — IT-аутсорсинг на разработку программного обеспечения и различных систем. В этом году на базе челнинского IT-парка был открыт Центр IT-аутсорсинга, где реализуются задачи по разработке программного обеспечения любой сложности. Появление этого Центра никак не связано с общеэкономическими трудностями, так как было запланировано еще в прошлом году и продиктовано требованиями рынка. На сегодня Центр IT-аутсорсинга уже выполнил более десятка заказов для компаний Закамского кластера, в стадии реализации находится еще пять больших проектов.

Наконец, осенью этого года в казанском IT-парке был открыт коворкинг, где любой желающий специалист может арендовать себе рабочее место. По сути, это тоже является своего рода центром IT-аутсорсинга. Отличие лишь в том, что процессы здесь происходят не так системно. Сегодня «коворкеры» IT-парка выполняют заказы и помогают в реализации некоторых проектов резидентов технопарка.

— Тем не менее, по каким трендам отрасль будет жить и развиваться в 2015 году, а также в чуть более отдаленной перспективе?

— Зарубежные покупатели получили возможность приобретать российские продукты дешевле из-за снижения рублевого курса относительно ведущих валют. Соответственно, для российских компаний возрос экспортный потенциал, и эту возможность необходимо использовать, чтобы занять большую долю рынка. Что касается корпоративного сектора, там, конечно, возможен пересмотр бюджетов, связанных с информатизацией. Насколько — пока сказать сложно. Однако надо понимать, что компании, которые стремятся к оптимизации бизнес-процессов, экономить на информатизации не будут, ибо информатизация — это прямой путь к оптимизации. Можно одни и те же задачи выполнять силами нескольких сотен или даже тысяч человек, а можно — силами десятка-другого. Наиболее эффективной является автоматизация всех процессов, а для этого и создаются комплексные IT-проекты, в рамках которых все бизнес-процессы описываются единым алгоритмом, который потом в автоматическом режиме их и курирует. Что касается госсектора, где все расходы рублевые, пересмотров IT-бюджетов там точно не будет: все расходы бюджетные организации осуществляют в руб-лях, и все контракты также заключены в руб-лях. Да, возможен рост затрат на покупку позиций, приобретаемых для поддержки инфраструктуры — серверов, программного обеспечения и прочего за валюту. Однако существенных трат в 2015 году не предвидится.

— Какова доля импорта в общем объеме закупок для госсектора?

— Порядка 15 процентов.

— Когда вы говорите о возросшем экспортном потенциале, какие компании имеете в виду? И есть ли в этом списке представители Татарстана?

— Конечно, есть. Например, тот же ICL — КПО ВС, «Барс Груп», «Системы документооборота». Из российских — Яндекс, Касперский, Акронис. Их много, на самом деле.

— Говоря об оптимизации предприятиями и активном использовании информационных технологий, — в каких отраслях этот потенциал наибольший?

— Я думаю, это, в первую очередь, крупные представители розничной торговли и автопрома, логистические компании, крупные производства и сами IT-компании. То есть компании, где едино-временно обрабатываются большие массивы данных.

— Предполагается ли сокращение венчурных инвестиций?

— Нынешняя ситуация дает российским стартапам возможность попасть в шорт-лист крупных западных компаний, занимающихся венчурными инвестициями: сейчас стоимость стартапов упала, соответственно, снизились и инвестиционные риски. А для IT-стартапа заполучить инвестора на первом этапе очень часто бывает куда важнее, чем найти деньги на долгосрочную перспективу. Зарубежный инвестор, в свою очередь, сейчас очень активно присматривается к «подешевевшим» российским стартапам. Отлично иллюстрирует это утверждение интерес, проявленный к проектам, презентованным в рамках KazanStartupWeek, которую провел IT-парк в честь своего пятилетия. В ней участвовали и резиденты Бизнес-инкубатора. В финале стартаперы подписали открытое письмо президенту России и договорились с инвесторами о вложениях на сумму равную 980 тысячам долларов.

Кстати, по отношению к резидентам Бизнес-инкубатора в роли инвестора отчасти выступает и государство: есть госзадание, мы участвуем в финансовой поддержке резидентов. Для этого выделяются бюджетные средства — порядка 10 миллионов руб-лей на весь инкубатор, в котором сейчас работают 54 резидента (напомню, Бизнес-инкубатор был открыт в 2011 году, и «усредненный» конкурс на право стать резидентом составляет более 10 «человек на место»: с 2011 года из более чем трех с половиной тысяч поданных заявок было одобрено всего 280). Эти средства являются инфраструктурными инвестициями: проекты Бизнес-инкубатора получают мини-офисы с оборудованными рабочими местами, образовательные проекты, доступ к менторской сети и прочие привилегии, недоступные для стартапов в «свободном плавании». Поэтому здесь очень высокая «выживаемость» проектов — около 60%, что намного выше, чем у зарубежных аналогов Бизнес-инкубатора, где до конца периода инкубации не доживает и 10% проектов.

— Республика здесь выступает в качестве посредника?

— Скорее, в качестве площадки. Большинство стартапов, где предполагается финансирование, проходят через IT-парк, хотя инвестиций парка в чистом виде здесь нет. Он несет только инфраструктурные расходы, размер которых, по нашим подсчетам, составляет порядка 40 тысяч долларов в каждый проект.

— Те самые 980 миллионов долларов — это намерения или реальные, уже поступившие инвестиции?

— Это и намерения, и реально поступившие средства. Всего с 2011 года стартап-команды инкубатора привлекли суммарно уже более 400 млн руб-лей инвестиций, при этом большая часть этого объема пришла в последние два года.

— В таком случае, что показывает промежуточная статистика?

— Мы отслеживаем каждый стартап: как они двигаются, как выполняют обязательства перед инвесторами, как привлекают средства. По некоторым ведем бухгалтерию и юридическое сопровождение, чтобы помочь им правильно себя позиционировать, правильно создать бэк-офис. Плюс предоставляем саму площадку, где они физически работают. То есть делаем все, чтобы реальная статистика соответствовала заявленным показателям.

— Подобная практика уникальна для России, или опыт республики в части привлечения венчурных инвестиций уже растиражирован?

— Из регионов мы, бесспорно, пионеры айтишного стартап-движения. Очень активно работает фонд Сколково в лице нашего друга, партнера и идейного союзника, советника президента Фонда Пекка Вильякайнена, который организует Russian Startuptour.

IT-парк же организует так называемый Стартап-Сабантуй. Что это такое? Это настоящий тур по 12–13 городам России и СНГ, в ходе которого собираются интересные кейсы, и авторы самых интересных проектов приглашаются на работу в Татарстан. Своего рода «воронкой» стал Челнинский IT-парк, где 40% резидентов — люди не из Челнов.

«Законы бизнеса в России такие же, как и везде»

По информации Романа Шайхутдинова, выручка резидентов казанского IT-парка по итогам года выросла до 8,7 млрд руб-лей. Итоговых цифр, отражающих, насколько выросла вся российская IT-индустрия, еще нет, однако понятно, что они будут двузначными. Согласно экспертным оценкам, отраслевой рост в 2015 году хоть и замедлится, однако по-прежнему будет значительно опережать темпы роста всей экономики. Хороший резерв для этого — пере-ориентация российского пользователя на российский продукт. Если не на «железо», то хотя бы на софт.

— Роман Александрович, есть ли рецепт, как «заставить» потребителей перейти на отечественные разработки?

 — В первую очередь, необходимо на импортозамещение в сегменте программных продуктов сориентировать государственный заказ. Следом, я думаю, должна подтянуться банковская сфера, затем производство. Сейчас лидеры рынка предпочитают вести свою бухгалтерскую и управленческую отчетность на платформе SAP, в то время как не менее качественный, но значительно более дешевый продукт предлагает российская компания 1С. Причем преимущество его не только в цене: когда компания или учреждение эксплуатирует отечественный программный продукт, у нее всегда есть короткая обратная связь с его разработчиком, который, ко всему прочему, готов адаптировать типовой продукт под конкретные нужды конкретного заказчика. В этом году предложения по переходу на систему оперативной управленческой отчетности 1С на базе программного продукта Битрикс будут рассматривать крупнейшие IT-компании региона с государственным участием, в том числе, IT-парк, ГУП «Центр информационных технологий», ОАО «Иннополис» и «Университет Иннополис». Следующие в «шорт-листе» по переходу на российский продукт — предприятия с долей республики, таких у нас около тысячи.

— Но одно дело перевести на отечественный продукт государственные учреждения и госкомпании, другое — частный бизнес. Ему же невозможно приказать.

— Невозможно. Тем более, использование того же SAP для компаний, работающих на международных рынках — вопрос не только качества, но и имиджа. Для их зарубежных партнеров использование SAP — это и своего рода знак качества, свидетельствующий об инвестиционной привлекательности компании, и показатель для всевозможных рейтинговых агентств. Однако законы бизнеса в России такие же, как и везде: чем больше IT-отрасль будет работать на внутренний рынок, тем более конкурентоспособной она будет за рубежом. Все пять подразделений телекоммуникационного холдинга, который я возглавлял до того, как пришел работать в министерство, работали на программном продукте, созданном российской корпорацией «Парус». В 2006 году акции холдинга были успешно листингованы на лондонской фондовой бирже, и использование российского ПО этому нисколько не помешало.

Сидячая очередь

В Татарстане создана уникальная для России по разнообразию и скорости «пополнения» инфраструктура оказания государственных и муниципальных услуг в электронном виде. Сегодня она включает в себя непосредственно портал государственных и муниципальных услуг uslugi.tatarstan.ru и мобильные приложения для устройств на платформах iOS и Android «Услуги РТ», а также инфоматы самообслуживания и круглосуточный контакт-центр. Жителям республики сейчас доступно более 200 электронных услуг и сервисов. За 2014 год посредством портала, мобильных приложений и инфоматов татарстанцам оказано более 30 миллионов услуг. К настоящему времени на Портале государственных и муниципальных услуг Республики Татарстан uslugi.tatarstan.ru зарегистрировано более 1,2 млн личных кабинетов, причем почти 350 тысяч из них было создано в прошлом году.

— Роман Александрович, какие новые электронные услуги были запущены в 2014 году?

— Всего в прошлом году появилось более 30 новых услуг и сервисов, например, оплата текущих налоговых начислений, покупка билетов на культурно-массовые, спортивные и иные мероприятия, подписка на газеты и журналы, а также оплата газа. Насколько важен для жителей республики этот сервис, проиллюстрирует только одна цифра: в Татарстане порядка 350 тысяч частных домовладений. Кроме того, по решению премьер-министра РТ появилась электронная услуга «Оплата электричества».

— Какие услуги готовятся к запуску?

— Еще одно знаковое событие года в части электронных услуг — вывод на портал услуг в сфере социальной защиты населения. Все, что может быть оцифровано в части начисления субсидий, льгот, пособий и так далее, будет оцифровано. Представляете, какой это объем и сколько граждан — родителей малолетних детей, людей с ограниченными физическими возможностями, будут избавлены от необходимости простаивать в огромных очередях?

— Это огромные массивы данных. Насколько дорога каждая услуга в разработке и запуске?

— Намного дешевле, чем это может показаться. Для каждой услуги цена своя, которую, впрочем, стандартно формируют три составляющие: «физическая» инфраструктура (серверы, Центр обработки данных и так далее), разработка и описание алгоритмов и их программирование разработчиками и организационные затраты. Кстати, в процессе «оцифровки» тех или иных услуг мы очень часто сталкиваемся с тем, что многие вещи делались крайне неэффективно именно в силу отсутствия единого алгоритма работы. Например, муниципальных услуг было более тысячи. Не потому, что их такое количество, просто одни и те же услуги разные муниципалитеты оказывали по-разному. Например, для получения выдачи разрешения на строительство в одном муниципалитете надо было собрать две подписи, в другом — три, в третьем — пять. После оптимизации, регламентации муниципальных услуг осталось немногим более ста.

— Роман Александрович, в свое время широко рекламировался и продвигался проект под названием «Универсальная электронная карта». Сейчас о нем практически ничего не слышно. Проект свернут?

— К настоящему времени в регионе совместно с банками открыто всего десять пунктов выдачи карт. За два года в республике было подано порядка пяти тысяч заявлений на выдачу УЭК (она, напомню, содержит в себе четыре приложения — идентификационное, банковское, регио-нальное транспортное и электронную цифровую подпись). Хотя изначально обязательная выдача УЭК всем не отказавшимся от ее получения гражданам должна была начаться в 2014 году.

— Это вопрос приоритетов Минсвязи или неприятия населением?

— Да, интерес к УЭК оказался ниже предполагаемого. В силу этого не развивалась и инфраструктура применения карт. Теперь же развивать ее тем более не целесообразно: по моему глубокому убеждению, уже через 5–7 лет любые физические носители уйдут в прошлое, на смену им придут электронные деньги, электронная цифровая подпись и так далее. Есть и еще один аспект недостаточного успеха проекта: в соответствии с законом о гос-услугах, расходы на выпуск и использование карт должны нести регионы. При этом Федеральной уполномоченной организацией не была разработана финансовая модель коммерциализации проекта для уполномоченных субъектов, а сама карта не содержит функцио-нальных преимуществ по сравнению с банковскими и социальными картами. Наконец, чтобы «вшить» в карту множество данных (например, водительское удостоверение, медицинский полис, удостоверение личности с биометрическими данными), необходимо было, чтобы все данные были загружены в систему межведомственного электронного взаимодействия, в которой бы работали все органы исполнительной власти и муниципальные образования. Однако этого так и не произошло, хотя сначала надо было публиковать услуги, и лишь затем раздавать карты. Плюс на федеральном уровне должна была получить развитие экосистема электронных услуг, но не все органы власти смогли это сделать в срок. Однако пока получение УЭК остается обязательным. Правда, срок обязательной выдачи УЭК был перенесен на два года — до 1 января 2017-го.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Когда потребитель выходит из энергосети...

15:54

Когда потребитель выходит из энергосети...

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

26 Мая

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  2. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий