Казань,01 Декабря, Воскресенье $ 64.08 € 70.55
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Уполномочен помогать

Уполномочен помогать
Фото: Ната Смирнова

Уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РТ — о «хотелках» бизнесменов республики, рецептах преодоления кризиса и способах победить коррупцию

Обычно кабинеты чиновников и руководителей отличает богатое убранство. Стены увешаны дипломами, серванты завалены статуэтками, наградами и памятными книгами. Кабинету уполномоченного по правам предпринимателей при президенте РТ Тимура Нагуманова присущ минимализм: небольшой рабочий стол с компьютером и веб­камерой, стол для заседаний, доска и телевизор для презентаций. В свои 30 лет омбудсмен Татарстана успел поработать и в бизнесе. Еще будучи студентом КГФЭИ он занимал должность коммерческого директора ООО «Остин» (Зеленодольск, занималось оптовой торговлей), а сразу по окончании вуза стал генеральным директором ООО «Бурундуковский элеватор». В возрасте 24 лет Нагуманов занял пост главы Дрожжановского района РТ (граничит с Ульяновской областью).

Должность уполномоченного была учреждена президентом РТ в январе 2013 года. Как пишет Тимур Нагуманов в обращении к посетителям своего сайта, главной его целью является защита прав и законных интересов предпринимателей в отношениях с органами государственной власти Татарстана и органами местного самоуправления.

 

— Тимур Дмитриевич, с какими вопросами чаще всего обращаются к вам предприниматели?

— Чаще всего мы консультируем их по вопросам земельно­имущественных отношений и принимаем жалобы на проверки. Когда объясняешь тонкости работы налоговых и контролирующих органов, люди начинают сами решать свои вопросы. С начала года сотрудниками аппарата было дано более 300 подобных устных консультаций. Предприниматели зачастую просто неграмотны, особенно представители малого бизнеса: они не знают, куда обращаться, и поэтому звонят и пишут нам.

— А сколько поступает письменных запросов?

— В этом году поступило 184 письменных сообщений. На сегодняшний день 36 рассмотрены положительно, то есть была оказана вся необходимая поддержка, по 84 обращениям даны консультации. Последнюю цифру тоже можно было бы добавить в статистику положительных результатов, но мы этого не делаем. Потому что людям мы не столько помогли, сколько просто их проконсультировали — и они, воспользовавшись нашими советами, самостоятельно решили свои проблемы. Девять обращений переданы в полномочные органы, по одному дан отказ. Это повторное обращение одного и того же человека, который не хочет понять, что в данной ситуации помочь мы ему просто не можем.

Чаще всего такие отказы возникают из­за неадекватных «хотелок» предпринимателей. Есть предприниматель, который намеревается, например, построить в заповедной зоне базу отдыха. Когда он обращается за земельным участком, ему объясняют, что на этом месте нельзя строить капитальные строения, что это — федеральная собственность. Но предприниматель продолжает хотеть и подозревает, что государство пытается ущемить его права. Я тоже могу захотеть под стенами кремля поставить ларек и продавать пиво, но этого нельзя делать — и это нормально. Существует определенный предел желаний, нельзя хотеть чего­то излишнего.

— Какова последовательность обработки обращений, поступивших в ваш аппарат?

— Путь обращения достаточно длинный и непростой. Мы принимаем сообщения по самым разным каналам: предприниматели могут нам позвонить, прийти на прием, обратиться в общественную приемную, написать на адрес электронной почты. Могут оставить сообщение на сайте, некоторые пишут в твиттер, кто­то подходит на мероприятиях. Со всеми мы выходим на обратную связь в течение первых трех дней, и нам не важно, как пришло обращение. Специалисты, работающие в аппарате, узнают все подробности, изучают ситуацию и первым делом мы коллегиально решаем — принимать это обращение к рассмотрению или нет. Если в деле фигурирует предприниматель с одной стороны и любой госорган с другой — это автоматически «наше» дело. Бывает, что предметом обращения становится спор хозяйствующих субъектов. Предприниматель пишет, что какой­то компаньон ему не заплатил, но мы не рассматриваем такие дела, по подобному поводу нужно идти в арбитражный суд. Другое дело, если по этому факту незаконно возбуждается уголовное дело или, наоборот, не возбуждается при наличии законных оснований. Здесь мы уже подключаемся на том этапе, когда предприниматель пытается решить свою проблему за счет госорганов.

Дальше идет достаточно длительный процесс подробной юридической экспертизы. Сначала нужно изучить детали, запросить все документы, которые есть у обратившегося по данному вопросу. После того, как мы их получаем, составляются запросы во все госорганы, которые участвуют в этом деле, мы собираем полный пакет документов. На основании накопленных материалов мои специалисты, иногда с помощью общественных организаций, а иногда привлекая специалистов, оказывающих поддержку на безвозмездной основе, составляют правовое заключение.

Часто предприниматель приходит с проблемой, которая развивается уже несколько лет, и там столько всего наворочено (причем не только в юридической плоскости, но и чисто в житейском плане)! Такие дела требуют особенно тщательного расследования. Иногда предприниматель описывает проблему крайне субъективно. И когда начинаешь «раскапывать», порой находишь скелеты в шкафу у самого обратившегося — и они влияют на конечный результат. Мы сначала для себя все изучаем, понимаем, потом собираемся здесь, за этим столом — проводим коллегиальное обсуждение, думаем, что делать, как действовать дальше. В какой­то ситуации достаточно бывает просто позвонить главе муниципального образования. Я в мягком режиме рекомендую ему исправить некоторые недостатки их работы. На кого­то это действует, на кого­то нет. Если действует, то проблему мы решаем достаточно быстро.

— Можно определить первую тройку наиболее частых поводов, по которым к вам обращаются предприниматели?

— Как я уже сказал, львиная доля обращений к нам касается земельных участков и имущества. По статистике, по вопросам земли и имущественных отношений в текущем году к нам поступило 37 обращений. На втором месте проведение проверок (19), на третьем — привлечение к уголовной ответственности (16). В основном эти обращения связаны с деятельностью муниципалитетов, потому что за аренду и за предоставление земли у нас отвечают муниципалитеты. Сегодня земля — самый дефицитный ресурс, все хотят ее получить, все за нее борются. Кому­то землю не предоставили, кому­то предоставили, но с какими­то нюансами и теперь пытаются забрать — и так далее. Земельные вопросы связаны с достаточно большими финансовыми издержками, они очень запутанные, долгие, в них часто присутствует принципиальная позиция муниципалитета. Иногда он не может предоставить какой­либо участок не потому, что не хочет и не потому, что обещал его брату или свату, а из­за того, что эта земля очень перспективная, и они хотят, например, продать ее на аукционе. Чаще всего с такими вопросами обращаются жители крупных городов: Казани, Набережных Челнов и других.

— Проблема проведения проверок — это отдельная история, частично вы о ней уже рассказали. Почему так много обращений по уголовным делам?

— На самом деле их не так много, но мое мнение, что все­таки должно быть меньше. Где­то это необоснованные уголовные преследования (с точки зрения предпринимателя), где­то, наоборот, не возбуждение уголовного дела по заявлению предпринимателя. Где­то — незаконное приостановление деятельности, где­то — неприменение амнистии, которая в прошлом году у нас действовала. Она до сих пор действует по тем делам, которые были возбуждены в период амнистии. Это разные истории, и каждая уникальная. Главная сложность в том, что мы не являемся участниками процесса, и когда заявитель к нам обращается и говорит, что его незаконно преследуют, мы можем получить материалы только от него самого. Мы не можем посмотреть материалы уголовного дела, не можем их изучить и проанализировать, дать какие­то замечания. Это реально сделать либо через прокуратуру, либо через адвоката. Но иногда с адвокатами бывает очень непросто взаимодействовать, такое ощущение, что у некоторых из них преобладает желание затянуть процесс, а не помочь клиенту.

— Многие считают главной проблемой бизнеса не столько нехватку денежных средств, сколько коррупцию. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Это проблема не только бизнеса, но и всего государства. С одной стороны, есть много желающих получить деньги, а с другой стороны, предостаточно желающих эти деньги дать за «решение вопроса». Предприниматели часто предпочитают «проплатить» решение, которое им выгодно. Многие подрядчики с удовольствием купят выгодный подряд, чтобы не участвовать в конкурсе. Это факт. Торговая сеть с удовольствием бы заплатила деньги муниципалитету, чтобы рядом с ней никому больше не дали разрешения строить магазин. Это бизнес: когда человек видит какое­то свое конкурентное преимущество, он хочет его зафиксировать. Задача государства заключается в том, чтобы создать равные условия игры для всех. Но это далеко не всегда всем нравится, и предприимчивые бизнесмены постоянно пытаются найти какие­то лазейки, чтобы решить свою проблему и приобрести конкурентное преимущество за счет каких­то других источников.

Да, я согласен, что коррупция — огромная проблема бизнеса, но это бесспорный тезис. Это так же бесспорно, как «снег — белый». А что это за проблема, в чем ее суть, все очень многогранно. Часто предприниматели, когда обращаются, рассказывают историю о том, что у них потребовали деньги. Мой ответ всегда очень простой: единственно правильный путь сегодня — сразу написать заявление в УБЭП МВД РТ и вместе с его сотрудниками пройти все необходимые мероприятия, чтобы законно привлечь взяточника к ответу. Но подавляющее большинство бизнесменов на это отвечают, что не желают огласки, не хотят «подставлять человека», не верят и так далее.

Коррупция — это проблема, с ней надо бороться вместе. Не только чиновники обязаны это делать, бизнес тоже должен участвовать. Бизнес должен учиться конкурировать и работать по­честному. Но при этом государству, конечно, надлежит закрывать все лазейки. Основная задача — создать равные условия конкуренции для всех, чтобы ни у кого не было незаконных конкурентных преимуществ. И в этом вопросе важную роль играет открытый, честный диалог между властью и бизнесом.

Сейчас мы запустили проект «Бизнес и власть: откровенный диалог». Это целая система информационного взаимодействия — серия мероприятий с участием предпринимателей и представителей власти, специализированная телепередача, в скором времени запустится портал. Наша идея заключается в том, чтобы запустить прямой диалог предпринимателей с руководителями различных республиканских и федеральных органов. Чтобы в ходе этого диалога абсолютно публично принимались решения, и исполнение этих решений было гарантировано.

Мы провели первое такое мероприятие в Казани с президентом Татарстана. По итогам мероприятия более 50 вопросов вошло в протокол, решения по этим вопросам поставлены Рустамом Миннихановым на контроль. Еще две встречи с предпринимателями прошли в Набережных Челнах: с руководителем УФАС по РТ и министром экологии РТ. В декабре состоятся еще два мероприятия. Например, сейчас готовим встречу с руководителем Роспотребнадзора по РТ. Мероприятия открыты для всех предпринимателей, у которых есть конкретный вопрос или проблема во взаимодействии с этим государственным органом.

— Чего в Татарстане не хватает в области поддержки предпринимателей?

— Первый вид господдержки — льготы и преференции. Лизинг­гранты, субсидии, налоговые каникулы и так далее. Второе — доступ к ресурсам и сбыту. Государственные программы не могут решить проблему в комплексе, их доля чрезвычайно мала. За текущий год в МСБ привлекли порядка 123 млрд руб­лей кредитов из коммерческих банков. Популярная программа лизинг­грантов — это порядка 1,5 млрд руб­лей. Я уже неоднократно говорил, что эта программа хороша для стартапов, но она не закрывает даже одного процента потребностей МСБ в финансовых ресурсах. Она не позволит нам кратно увеличить количество бизнесменов, размеры их выручки и, соответственно, вклада в валовый внутренний продукт.

Единственное, что позволит нам вывести МСБ на новый уровень развития, это равная конкурентная среда, равный доступ к государственным заказам и заказам внутри самого бизнеса, открытая конкуренция, когда каждый участник может работать не благодаря взяткам и откатам, а именно благодаря своему профессионализму. Иногда предприниматели говорят, что в госзаказе невозможно участвовать — очень сложно разобраться, нужно внести залог или купить гарантию. Но госзаказ все­таки не форма работы, когда все просто — захотел и выиграл. Это профессиональная деятельность, и к ней нужно подходить основательно. Надо уметь это делать, иметь какие­то ресурсы, чтобы обеспечить залог. И в той ситуации, когда бизнес всем этим параметрам соответствует (а им соответствует любой нормальный бизнес), — можно уверенно участвовать в госзаказе.

— Правительством поставлена глобальная задача увеличить долю малого и среднего бизнеса, но статистика говорит о том, что количество предпринимателей снижается. В чем причина — и есть ли точки роста для МСБ в Татарстане?

— Да, конечно такая проблема есть. Первое снижение, которое было в прошлом году, случилось из­за увеличения страховых взносов. В основном снижение произошло за счет тех, чьи открытые ИП либо толком не работали, либо эти ИП были из микробизнеса (частные перевозчики, репетиторы и т.д.). Когда для них подняли страховые взносы, они, конечно, все ушли в тень. Это не повлияло так сильно на ВРП, производимый МСБ, потому что снялись с регистрации и ушли в тень те, кто официально ничего особо­то и не производил.

Но сейчас ситуация изменилась еще сильнее. Санкции, замедление экономического роста, падение цены на нефть, снижение курса нацио­нальной валюты — все это негативно сказывается на экономике Татарстана. Наши нефтехимия, автомобилестроение и многие другие ведущие отрасли тесно связаны с мировым экспортным рынком и сильно зависят от капитала. На мой взгляд, сейчас самое главное — не поддаваться соблазну увеличить нагрузку на бизнес. Это естественное желание — нарастить поступление налогов за счет увеличения нагрузки в момент, когда снижаются налоговые платежи, когда уменьшается экономический рост. Но если такое произойдет, мы получим тысячи обанкротившихся и разорившихся предпринимателей.           

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Когда потребитель выходит из энергосети...

15:54

Когда потребитель выходит из энергосети...

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

26 Мая

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  2. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий