Казань,29 Мая, Среда $ 64.54 € 72.17
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

С худо - бедно

С худо - бедно
Фото: ib1.keep4u.ru

Готовясь к написанию этого материала, я посетил три художественных салона в центре Казани и испытал чувство дежавю. Как будто за время, что я в них не был (а это десять лет), там содержательно ничего не изменилось.

Те же пейзажи с соснами и морской волной цвета лосьона для полоскания рта, те же натюрморты с гроздьями калины и пионами. Неизменным остался и список авторов: Галимов, который Наиль, Бусыгин, Шадрин, Иншаков…

Может быть, это мое субъективное ощущение, не имеющего ничего общего с реальностью? Да нет, опрошенные эксперты сказали, что так оно и есть. «Образы, темы и техники, используемые этими художниками, не меняются с начала 80-х годов, - рассказывает остепененный искусствовед Гузель Файзрахманова. - У этих авторов есть свои почитатели, которым не нужны никакие новации. И художники оправдывают этот заказ, оставаясь в рамках салонной моды 80-х. И художники, и их покупатели идут счастливо вместе по жизни, вместе старятся». Неутешительно звучит и комментарий сооснователя ЦСК «Смена» Ильгизара Хасанова. Он давно не предлагает свои работы салонам, творит в отличной от большинства казанских художников манере и, соответственно, не конкурирует с ними: «За редким исключением салонные художники делают свои работы влегкую – все равно покупаются. Там своя клиентура, свои механизмы. Вдруг стали покупать какую-то жанровую картинку - и все сразу на это кидаются. Делают копеечную моду. Очень много повторов – авторских, когда художник сам себя копирует, и со стороны, предполагающих незначительные отступления от оригинала».

 

К голландской бабушке

Эксперты крайне низко оценивают уровень татарстанского арт-рынка, сравнивая его с барахолкой, где качество товара неважное, зато вполне отвечает вкусам и кошельку среднестатистического обывателя. Еще одно принципиальное отличие – механизм ценообразования. О нем будет сказано ниже, здесь же отметим, что салонные художники скепсиса в свой адрес не разделяют. Так, Александр Бусыгин, известный эпатажными пиар-акциями, в ходе которых он с кожаной короной на голове называет себя ни много ни мало «царем художников прошлого и настоящего», в интервью популярному интернет-изданию сказал: «Арт-рынок у нас есть, раз многие художники живут с продажи картин. Просто есть колебания. Чуть лучше продажи – чуть хуже. В 90-е годы был бум, был пик его развития». Комментируя нынешнее состояние рынка, художник пожаловался: «Если тогда мы за пару месяцев могли заработать, скажем, в Европе пять тысяч долларов и купить в Казани хорошую квартиру, то сейчас цены на наши картины не выросли. Мы так же можем заработать три-пять тысяч долларов, но что на них можно сделать в России?» Непонятно только, почему цены остались без изменений. Может быть, все дело в случайности выхода Бусыгина и иже с ним на европейский рынок? Файзрахманова комментирует:

– В 90-е годы была история с выходом на зарубежный рынок казанского художника Евгения Голубцова и группы его последователей. У художника проходила персональная выставка в казанском музее изобразительных искусств, которую посетила директор одного из провинциальных голландских музеев. Работы Голубцова понравились гостье, и она пригласила его и некоторых других художников в Голландию. В течение почти 10 лет наши художники успешно проводили свои выставки и продавали произведения в галереях небольших голландских городов – действительно, это была очень успешная история и период, которым можно гордиться. Несколько выставок провели и в Амстердаме. Но, естественно, в крупные частные коллекции или в коллекции известных музеев эти работы не попали, в основном их покупали обычные среднестатистические горожане – клиенты галерей. С тех пор в аннотациях к работам участников группы появилась приписка «в иностранных частных коллекциях», хотя, как рассказывал мне один знакомый художник, сам Голубцов по этому поводу саркастически замечал: «Да висим мы на кухне у голландских бабушек». Просто Голландия - страна с богатой художественной историей, где едва ли не каждый обыватель считает своим долгом украсить дом авторской работой. Цены в переводе на современные деньги довольно демократичные: 2-3-4 тысячи евро за метровую работу и, соответственно, 500-600 - за малогабаритную. К слову, на Art Basel – крупнейшей в мире художественной ярмарке, работы новичков идут не менее чем за шесть-семь тысяч евро, не говоря уже о титулованных авторах, чье творчество стоит колоссальных денег. Насколько я знаю, никто из казанцев на Art Basel пока не пробился.

 

Ой, Вань, смотри какие клоуны…

В родной Казани, в галерее, где директорствует жена Бусыгина, его картины, легко узнаваемые по «фирменным клоунам», продаются по 30-200 тысяч рублей. Некоторые другие салонные художники не отстают, а кто-то даже превосходит «царя». При этом до половины суммы, по словам Хасанова, составляет наценка салона. Такой внушительный ее размер указывает на дефицит спроса (при более активном обороте картины стоили бы дешевле) и на не всегда честные правила игры со стороны художников - попадаются среди них такие, что сами, в обход галереи, находят клиента, снимают полотна с продажи и отдают по более низкой цене. По этой причине владельцы салонов не торопятся сотрудничать с молодыми непроверенными художниками и активно привлекают авторов из других регионов, которые в принципе не могут «жульничать» подобным образом. Возвращаясь к разговору о диапазоне цен, отметим, что с учетом покупательной способности нашего населения они вполне себе «Art Kazan». В кавычках, конечно. Файзрахманова считает подобное ценообразование произвольным и слабо коррелирующим с уровнем дарования художников и тенденциями развития мирового рынка:

– Цену они назначают фактически себе сами, она ничем не обоснована. Есть один известный в Казани художник, занимается абстракцией. Он сам ставит на своих работах ценник от полумиллиона рублей - не имея списка статусных выставок и подтверждения продаж в известных галереях. Выставок у него крайне мало, все они прошли в Казани, и, может быть, он выставлялся в рамках зональной выставки «Большая Волга» в Нижнем Новгороде или Чебоксарах. Но оценивает свое творчество как участник известного международного аукциона. Просто такая звездная болезнь.

– Как же он зарабатывает на жизнь?

– Периодически продает свои работы за значительно меньшие деньги.

О механизме ценообразования на мировом арт-рынке «ЭТ» поведал Ильгизар Хасанов, чья картина «Уроки французского» не так давно ушла с молотка на аукционе MacDougall's, специализирующемся на русском изобразительном искусстве. Не шибко дорого (три с половиной тысячи английских фунтов против, допустим, 30 за «Красное лицо» Олега Целкова), да и аукцион не настолько на слуху как Sotheby's или Christie’s, но все же высота для остальных татарстанских художников пока недостижимая.

– На Западе ценообразование зависит от экспертов, - объясняет Хасанов. - Они отбирают работы на аукционы, выставляя цены, с которыми никто не спорит – этим людям и стоящим за ними аукционным домам доверяют. Дальше все зависит от хода торгов. Бывает так, что лот с эстимейтом (предпродажной оценкой – ред.) в три тысячи уходит за сумму в десять раз большую. Если художник еще раз подтвердит продаваемость своих работ на этом уровне цен, ему и эстимейт впредь будут выставлять соответствующий. Так происходит капитализация художников.

 «Не случайно современное искусство много внимания уделяет пограничным состояниям, любит наступать на банальное, на религиозные чувства…В противном случае идет усыпление сознания»

Пришел, увидел, начал собирать

В организационном плане татарстанский арт-рынок – это 24 художественных салона и галереи (занимаются не только продажей, но и экспонированием произведений искусства), из которых 15 действуют в Казани. Плюс почти у каждого художника - а их только по линии официального творческого союза 311 - есть свой персональный сайт или, на худой конец, аккаунт в социальных сетях. Свое собственное детище, ЦСК «Смена», Хасанов позиционирует как культуртрегерское пространство, коммерческая составляющая которого ограничивается книжным магазином. Разумеется, работы, которые здесь выставляются, можно купить, связавшись с художником, но их цена и, что немаловажно, содержание рассчитаны на коллекционеров. А их, сокрушаются в один голос эксперты, в республике почти нет.

«Ильдар Галеев, владелец Galeev Gallery в Москве, говорит, что в Казани бесполезно открывать галерею, которая специализировалась бы не на салонном искусстве, потому что для этого в городе должно быть хотя бы 40 коллекционеров, - рассказывает Файзрахманова. - И коллекционер – это не тот, кто бездумно покупает какие-то там работы неизвестных казанских художников и прочих коммерсантов от искусства, он должен быть увлечен определенной тематикой, периодом, изучать его». Связь между уровнем коллекционеров и содержанием арт-рынка также проиллюстрировал Хасанов: «Рынок формируют покупатели. В Казани это обычные люди с обычным, неискушенным вкусом. С учетом их предпочтений салоны заказывают художникам пейзажики по 5-10 тысяч рублей. Покупатели побогаче могут потешить свое самолюбие, купив работу и за 100-200 тысяч, но о том, какова ее реальная цена, они предпочитают не думать. Главное - дорого и, по их представлению, оригинально. А нормальные художники выживают очень весело – преподают, занимаются всякой поденщиной - интерьеры делают, заказы от случая к случаю. Или с помощью случайного человека, который приехал в Казань, увидел и начал собирать. Меня, к примеру, «собирают» три человека. Один теперь в Австрии, другой в Москве, третий, наоборот, вернулся из Москвы в Казань. Этот третий базово поддержал “Смену”».

В надежде разбавить материал хоть какой-то ноткой оптимизма, спрашиваю экспертов об «Ак Барс Галерее». Она находится на Баумана, располагает дизайнерски оформленным пространством и функционирует исключительно в выставочном формате. В финансовых возможностях учредителя – корпоративного коллекционера - сомневаться тоже не приходится. «Я помню, что они формировали собрание. Но в проекте не участвовал. Все это похоже на то, как если бы я снял рубашку, написал на ней цену и стал продавать. Цена произвольная. Какая-то местная экспертиза есть, но она на уровне салона», – отреагировал Хасанов. Еще более критично высказалась Файзрахманова: «Они обращались к экспертам, в частности, к Галине Тулузаковой – известному искусствоведу. Но любая коллекция собирается по какому-то принципу; обычно это искусство определенного периода. Deutche Bank, например, является обладателем крупнейшей коллекции по искусству модернизма, галерея «Совком», продавшая часть своей коллекции «Ак Барсу», как следует из названия, занимается советским искусством. А здесь я наблюдаю какую-то всеядность. Выставки, которые они проводят, подаются с помпой как модное событие, но в действительности это не так. Помимо «Ак Барса», корпоративную коллекцию имеет одна из страховых компаний. Там ситуация не лучше – компания собирает казанских художников, веря в их рассказы про мифические “частные собрания”».

Чтобы узнать мнение противоположной стороны, я обратился в ООО «Ак Барс Галерея», но получил от главного специалиста отдела маркетинга письмо следующего содержания: «Спасибо за предложение. Однако в настоящее время возможность для предоставления каких-либо комментариев и записи интервью отсутствует. Консультацию по картинам, если у Вас есть интерес в приобретении предметов искусства, Вы можете получить, посетив нашу галерею».

 «У авторов есть свои почитатели, которым не нужны никакие новации. И художники оправдывают этот заказ, оставаясь в рамках салонной моды 80-х»

Казанская дыра

Ладно, в Казани современный арт-рынок, насыщенный качественным контентом, не сложился. Но как обстоит с этим дело в других региональных столицах? Оказалось, что значительно лучше, о чем свидетельствует наличие художников, активно участвующих в российском и мировом арт-процессе. Так, в Нижнем Новгороде есть творческое объединение «Провмыза», работы которого представлены в коллекции центра Помпиду. Там же работает художник Евгений Стрелков, чья передвижная выставка «Ниже Нижнего: Новейшие опыты околоволжского краеведения» в прошлом году была признана лучшим региональным проектом современного искусства на конкурсе «Инновация» (учредитель – Государственный центр современного искусства (ГЦСИ)). Номинантом другой престижной российской премии в области современного искусства – премии Кандинского - является уфимский художник Ринат Волигамси. В послужном списке самарца Владимира Логутова участие в Венецианском биеннале, двукратное номинирование на премии «Инновация», Кандинского, «Черный квадрат» и роль куратора одной из площадок в ЦСИ «Винзавод». При этом он остается именно самарским художником. Много продвинутых авторов работает в Екатеринбурге, Воронеже, Ижевске… и только Казань на художественной карте европейской России, считают эксперты, выглядит черной дырой.

 Причины этому мои собеседники видят в разобщенности самого художественного сообщества и отсутствии запроса на актуальное искусство со стороны политической и экономической элиты республики. Разобщенность осталась с тех времен, когда местное отделение Союза художников СССР обладало мощной материальной базой. Одних авторов Союз обеспечивал заказами по линии Худфонда, других обрекал на существование в ранге преподавателя художественной школы либо выталкивал в столицы. Нашедшие там свое признание не вернулись, а те, кто остался, сохранили привычку к трениям на пустом месте. Логично было бы услышать на этот счет мнение нынешнего председателя СХ РТ Зуфара Гимаева, но на момент написания материала он находился в творческой командировке.

Ситуацию же с запросом элит, по мнению экспертов, наглядно иллюстрирует уровень привозных выставок (Зураба Церетели, Никаса Сафронова, Леонида Баранова и других «прикормленных властью художников»), на ура встречаемых казанским истеблишментом, и история открытия ЦСК «Смена». «Вот мы полтора года назад создали пространство, и все это время выживаем, – сетует Хасанов. – Хотя “Смена” для людей, не для личного потребления. Хозяин здания идет навстречу – платим только за коммуналку, а так бы закрылись. Но это тоже серьезные издержки – ни один госмузей не платит за коммуналку. И там люди зарплату получают, а у нас все на голом энтузиазме. Хотя можно было бы найти форму государственно-частного партнерства, как это сделали в Самаре, Нижнем, где работают филиалы ГЦСИ. “Смена” - это аналог, но без копейки бюджетных вложений. Хотелось бы, чтобы президент увидел, он вроде бы даже поставил нас в пример в каком-то отчете по культуре. Он же любит все инновационное, а это единственная республиканская инновация в сфере культуры, чтобы на одном пространстве работали одновременно и галерея, где выставляются художники мирового уровня, и кинотеатр, и книжный магазин, и лектории. Театр к нам привозили. Я считаю, в таком городе, как Казань, - студенческом, туристическом городе - таких пространств должно быть не менее пяти. А мы пока одно еле-еле вытягиваем».

На момент записи интервью с Хасановым в «Смене» проходила выставка работ молодой художницы из Москвы Александры Паперно. Работы изображают белесые стены квартиры в хрущевке со следами висевших на них когда-то ковров и картин, придвинутой мебели… Я предположил, что власть не горит желанием инвестировать в популяризацию такого искусства ввиду того, что слишком уж оно малопонятно массам. Хасанов не соглашается:

– Мне часто приходится слышать: «Да что это там придурки шастают в каких-то областях ненужных!» А на самом деле это область неизведанного, которое при грамотном подходе может дать практический выход. Картины классиков уже давно используются как финансовый инструмент, хорошо зарекомендовавший себя в условиях кризиса. Современное искусство работает и так – классика-то за редким исключением уже распродана. И в то же время это провокация, но не в политике, а с прицелом на человеческий мозг. Не случайно современное искусство много внимания уделяет пограничным состояниям, любит наступать на банальное, на религиозные чувства… В противном случае идет усыпление сознания. Все говорят: «Да зачем оно нужно?! Давайте будем в музеи ходить на Шишкина». И я объясняю: через одно-полтора поколения будет стагнация. Человек так устроен, он и отличается-то от животного интеллектом. А нас все время призывают к физиологическому набору, куда для порядка включили и так называемое массовое искусство. 

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий