Казань,29 Мая, Среда $ 64.54 € 72.17
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Красное и черное. Рецензия на спектакль Камаловского театра «Меня зовут Красный»

Красное и черное. Рецензия на спектакль Камаловского театра «Меня зовут Красный»
Фото: ТАТАРСКОГО АКАДЕМИЧЕСКОГО ТЕАТРА ИМ. ГАЛИАСГАРА КАМАЛА

Глобализация и агрессивный масскульт наступают на нацио­нальный татарский театр по всем фронтам. Приходится прилагать большие усилия не только для консервации своей культуры, но и для ее актуализации

Нацио­нальные театры Татарстана, по мнению поэта Разиля Валеева, — «островки», где сохраняется живой литературный татарский язык, традиции, такие, например, как элементы исторического костюма. Пусть в быту мы их уже не встречаем, на сцене они присутствуют. При всем при этом нахождение своей «инаковости» в татарском театре, как и в любом другом нацио­нальном, идет сложно — по причине, обозначенной в лиде этой статьи. И хотя в основной своей массе татарский зритель не готов активно включать в круг своего внимания постановки по пьесам российских и зарубежных авторов, выбор между «татарским кабуки» и поиском паритета традиционных и новых форм всегда делался не в ущерб второму пути.

Поэтому формирование репертуара Татарского академического театра им. Галиасгара Камала — процесс сложный и кропотливый. Его результатом становятся многоплановость и «синтетический характер»: в афише есть спектакли, рассчитанные как на наивного зрителя, тяготеющего к народной традиции, так и на искушенного интеллектуала. Для того чтобы понять театр Камала и определиться со своими пристрастиями, нужно посмотреть минимум десять различных спектаклей. В первую очередь «Голубую шаль» Карима Тинчурина — визитную карточку ТГАТ, которая не сходит со сцены более семи десятков лет. Затем незатейливую этнографическую комедию Туфана Миннуллина «Зятья Гергери», основанную на кряшенском материале. «Мэхэббэт FM» — молодежное искрометное действо, изобилующее песнями, юмором и пародиями. Невозможно обойти вниманием «Игру с монстриком» — это новая ступень в развитии взаимоотношений между сценой и homo novus — детьми, для которых картинка на мониторе компьютера реальнее и красочнее жизни за окном. Наконец, в списке обязательного просмотра «Однажды летним днем» по пьесе Йона Фоссе в экспериментальной постановке Фарида Бикчантаева. Она предназначена исключительно для малой сцены — ведь в случае с ритмизованной прозой норвежского драматурга нетрудно предугадать: татарский зритель будет ей достаточно сильно сопротивляться.

А вот инсценировку романа Орхана Памука «Меня зовут Красный» камаловцы рискнули вынести на большую сцену. Выбор как самой литературной основы, так и известного модного драматурга — Ярославы Пулинович — лежит в русле другой проблемы татарского театра: нацио­нальной драматургии катастрофически мало. Классику, конечно, время от времени можно ставить, но большинство этих произведений создано в советский период, а потому они насквозь пропитаны идейно­эстетическим своеобразием соцреализма. Пока конкурс «Новая татарская пьеса» выявил лишь абсолютную лидерскую позицию Ильгиза Зайниева в современной татарской драматургии. После ухода Туфана Миннуллина он — самый мастеровитый драматург. Но таких зайниевых для нормального развития театрального процесса должно быть, как минимум, десяток.

Премьера драмы «Меня зовут Красный» состоялась 7 ноября. Это первая в мире инсценировка одноименного произведения лауреата Нобелевской премии 2006 года по литературе Орхана Памука. Премьера была посвящена 80­летию со дня рождения режиссера Марселя Салимжанова. Для постановки спектакля в Казань были призваны «варяги» из Магнитогорского театра — режиссер Максим Кальсин, воспитанник Камы Гинкаса, и художник Алексей Вотяков, лауреат «Золотой маски».

«Меня зовут Красный» — исторический детектив, действие которого происходит в Османской Турции XVI века. Персонажей тревожат не банальные дворцовые интриги, а философские и эстетические вопросы. Как правильно изображать предметы и людей? Пойти ли по пути традиции — вновь и вновь повторяемых рисунков, к которым художник не должен прибавлять ни одной детали — ничего, что несло бы отпечаток его личности? Или же избрать европейский метод: преклониться перед человеком, изображать не образ, а конкретный предмет, овладевать законами перспективы? Не будет ли это преступлением против веры и кощунством, не поставит ли это человека выше Творца, не заставит ли видеть мир глазами простого смертного вместо того, чтобы, рисуя, смотреть, как Аллах? «Живопись — больше, чем жизнь» — кредо многих персонажей драмы «Меня зовут Красный». Ради живописи и ее канонов художники идут и на преступление — так в повествовании появляется детективная линия: молодой человек по имени Кара должен выяснить личность убийцы двух человек...

В чем же суть режиссерского высказывания Кальсина, «замахнувшегося» на столь экзотичный материал? У литературной основы внятный месседж: Памук получил Нобелевскую премию как человек, который «в поиске меланхолической души своего родного города выявил новые символы столкновения и смены культур». А вот режиссер из Магнитогорска озадачивает. Какую душу и чьего народа он искал? Действительно ли его страстно волновали проблемы свободы творчества и религии, столкновения двух культур — восточной и западной, традиционного и новаторского? Да и татарские зрители, живущие наполовину в Азии, наполовину в Европе, способны ли зажечься идеями Памука? Ведь татарская театральная культура, равно как и живопись, композиторская музыка, около ста лет спокойно существуют в привитых к нацио­нальному дичку в начале ХХ века европейских формах.

Эмоцио­нальному включению и сопереживанию страстям персонажей препятствует и брехтовское отстранение, с которым подаются эпизоды. Актеры не проживают их эмоцио­нально, они нагружены, как ослики поклажей, витиеватыми отрывками из романа — это рассказы о мотивах своих поступков и терзаниях от третьего лица. Логическая последовательность сюжета при этом разносится в клочья, а у зрителей не включается саспенс. Возможно, лишь единицы вычисляют по незначительным деталям убийцу раньше, чем это сделает главный герой Кара. Увы, один из изъянов нынешнего времени — массовая потеря вкуса к сложности, а создатели спектакля этого не собирались учитывать.

Надо сказать, зацепок для разгадки головоломки на сцене практически нет. «Солнечный» Эмиль Талипов, исполнитель роли Зейтина, убивающего прельстившихся европейской манерой письма коллег, лучится добротой и порядочностью — он до финала вне подозрения. Запутывать следы преступлений и окончательно сбивать зрителя с толку помогает Обобщенный Убийца (Рамиль Вазиев) — вовсе не персонификация зла и порока. «Трудно привыкнуть к мысли, что ты убийца. Я живу теперь, словно в тумане», — заявляет Обобщенный Убийца в экспозиции спектакля. Странен и персонаж — Красный (Ильдус Габдрахманов), окруженный свитой в живописных красных лохмотьях: «Я раскрашиваю мир и говорю ему: «Будь!», и он становится моего кровавого цвета», — пугает ходячая аллегория. Но кому­то просто не страшно, а кому­то и вовсе скучен фрейдистский посыл о неразрывности Эроса и Танатоса.

Умозрительную малокровность и неубедительность героев можно было бы вменить в вину большинству персонажей, однако все это коренится в самом романе. Судя по читательским отзывам, оставленным в Сети: «Героям не хватает глубины. Они — словно те самые примитивные портреты, в которых художнику не удалось не то что ухватить суть человека, но даже и нанести на лица все морщинки. Не закрашенные силуэты на белом листе бумаги». В спектакле это, в первую очередь, к сожалению, касается трех художников, среди которых есть убийца. Все на одно лицо — Зейтин, Келебек (Ильнур Закиров), Лейлек (Алмаз Сабирзянов): они завораживающе увлекательно рассуждают о живописи... но стоит монологу закончиться, тут же сливаются с ярким декором сцены.

Конструкция на поворотном круге услужливо оборачивается то домашними покоями, то кофейней, то шумным восточным базаром… На заднике огромный экран, на который проецируются красочные восточные миниатюры в 3D формате. Этому слайд­шоу, сопровождаемому авторской музыкой композитора Сергея Жукова, хочется вверить свое восприятие без остатка. Но неизбежно мяч зрительского внимания оказывается на другой половине поля — задерживается на кое­каких ведущих актерах труппы в кое­каких эпизодах. Видишь, что Эниште (Айдар Хафизов) убедителен в своей вдохновленности европейской живописью и идеей подготовить книгу, где в реалистической манере будет изображен падишах и все, что его окружает. Великолепна и его дочь Шекюре (Нафиса Хайруллина), живущая полнокровными земными страстями, а не их фантомными отражениями на холсте, картоне и бумаге. «Человек ищет счастье не на рисунке, а в жизни, — говорит Шекюре. — Художники это знают, только нарисовать не могут». Одним своим появлением заполняют сцену и заряжают зал электричеством Алсу Гайнуллина (Эстер — самая знаменитая торговка Стамбула, «бедная еврейка с куриными мозгами») и Искандер Хайруллин (Меддах — странствующий сказитель). Однако ни та, ни другой не делают открытий в этих ролях. Эстер Гайнуллиной воскрешает в памяти бойкую вдову Скирину из «Принцессы Турандот». Меддах Хайруллина — разворачивающийся в кофейне театр одного актера от лица дерева, собаки, лошади — сбивается на «демонические», «брутальные» интонации Валиахмета из «Муллы».

Самая впечатляющая из сцен спектакля, пожалуй, — посещение хранилища ценных книг. Специально для нее на роль Джезни­ага был подобран настоящий лилипут (Навар Аль­Базили). Чалма и шаровары, делающие его похожими на Маленького Мука, странный голос явно не владеющего татарским языком человека, — все это придавало многомерную грандиозность происходящему. Мастер Осман и Кара приходят в хранилище султана, чтобы найти в книгах рисунок, который укажет на предполагаемого убийцу. Но оба поневоле отвлекаются, зачаровываются красотой миниатюр, наконец, над самой прекрасной из них Мастер Осман выкалывает себе глаза. Потому что в традиции завершение творческого пути истинного живописца парадоксально — он должен отказаться от зрения и выколоть себе глаза во имя возвращения к первозданной тьме. То, что Азгар Шакиров — представитель старшего поколения камаловцев, а Радик Бариев — представитель среднего, придает сцене особое метасюжетное напряжение.

Многое изменилось в татарском академическом театре после переломного 2012 года, принесшего череду безвозвратных потерь. Изменилась и роль современной театральной критики, поскольку утрачен механизм ее воздействия на зрителя. Заведующий литературной частью ТГАТ Нияз Игламов считает, что уходит в прошлое жанр рецензии, и теперь основные задачи театральной критики — создание информационного поля, организация различных проектов и фестивалей, то есть, по существу, выполнение «промоутерских» задач. Потому завершим наш отзыв благожелательным прогнозом: драма «Меня зовут Красный» в постановке Михаила Кальсина вполне может быть отобрана на театральный фестиваль в Турции и получить там хорошую прессу.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий