Казань,29 Мая, Среда $ 64.54 € 72.17
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Всеволод Емелин: Кальвинист и правдоруб

Всеволод Емелин: Кальвинист и правдоруб
Фото: fontanka.fm

Всеволод Емелин — о работе на Севере, Боге, будущем и вездесущих политологах

Всеволод Емелин — поэт, реставратор, плотник в церкви Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке. Обычный жанр его стихотворения — псевдоотклик на медийную новость от лица незатейливого работяги из народа, пьющего, малоимущего, но с «обидой за державу». При этом тексты насыщены аллюзиями и легко узнаваемыми цитатами из багажа среднего постсоветского интеллигента. Разговаривать с Емелиным легко и трудно одновременно — он мастер приема двойной самоотрицающей иронии: говорит «неполиткорректные» вещи, издевается над важными современными мифами, как либеральными, так и державно­патриотическими, но делает это так, что поверить в серьезность сказанного невозможно.

18 октября поэт Емелин презентовал в центре современной культуры «Смена» сборник поэтических текстов «Политшансон» (изд. «Ил­music»/«Фаланстер», 2014). Казань поэт впервые посетил в 2008 году.

— Всеволод, изменился ли Третьестолицк за шесть лет твоего отсутствия?

— После Универсиады ваш город родился заново. Спорт делает чудеса с городами.

— Ты очень любезен. Однако, не секрет, любишь сильные выражения. После принятия закона о запрете ненормативной лексики сумеешь ли обойтись без них в творчестве?

— По закону, если в тексте книги содержится нецензурная лексика, но на ней значится «18+» и она запечатана — это дело издателя. Однако сомнительные отрывки не могут звучать в прямом эфире, на массовом выступлении. Хотя, что такое массовое выступление? Если в аудитории, которая меня относительно знает, и я ее знаю — вполне может пролететь. Без ненормативной лексики теоретически можно обойтись. Хотя есть русские слова, которые нормативной, на мой взгляд, никак не заменишь. В сети я ими пока пользуюсь. Вижу, другие люди тоже пользуются, репрессий пока никаких не обрушилось. Может, обойдется? Но на всякий случай у себя в журнале фейсбука поставил «18+».

— Пишут, ты «интеллигент нестандартный, маргинальный, со своим особым взглядом». Почему не центровой москвич, не эстетствующий сноб?

— Да, я всегда жил относительно в центре столицы, во вполне привилегированной семье. Мать со сталинских времен работала в Кремле. На небольшой должности, но, тем не менее, это давало массу привилегий. То же с жильем в Москве: до моих 12 лет мы сменили три квартиры, и всякий раз качество жизни улучшалось. Но почувствовать себя представителем золотой молодежи мешало окружение.

Моя мать, девчонка из подмосковной деревни, была секретаршей в Кремле, но совершенно не похожей на сослуживцев — она была читающим человеком. Мужа нашла в кремлевской обслуге, тоже читающего. Дома были книги. Не Кант, конечно, и не Джойс, но такие среднеинженерские читаемые модные книги. В принципе, мы ничем не отличались от людей из рабочих кварталов, за исключением снабжения. В магазин ходили — советское время прекрасно знаете — только за хлебом, сахаром и солью. Раз в неделю нам выдавалась вырезка, такая­сякая колбаса — питание было дефицитное и хорошее. Но этого было мало, чтобы считать себя лучше и выше живущих в соседнем доме детей рабочих завода «Каучук».

Все мое окружение в школах, где я учился, и лагерях, в которых отдыхал, составляли дети сотрудников Совета министров. А туда на мелкие должности набирали из подмосковных деревень, как моих родителей. Да, я видел золотую молодежь, хиппи 70­х, но издалека. Они меня к себе не брали. Они говорили на другом языке, которого я не понимал. Я к ним очень хотел, но, когда близко подходил к «детям­цветам», выяснялось, что в своей корявости и бессмысленности им не подхожу. Они в 1975 году могли достать записи Макаревича, а я его знать не знал. Те же пластинки «Битлз» и джинсы в Кремле моей матери, к сожалению, не выдавали. Максимум, что могло перепасть — финское «Мальборо», сигареты «Салем». И билеты на Таганку легко можно было получить.

— Есть ли у тебя своя заветная карта Эрэфии? По Нефтегюганску, где ты работал после института геодезии и картографии, ностальгируешь?

— Нефтеюганск, Сургут, Нижневартовск дороги мне лишь как воспоминания юности. Тогда это были совершенно не интересные города — северный вариант пятиэтажек, больше ничего там не было. Помню, ходил пьяный по Сургуту и кричал во все горло: «Вашу мать! В Саудовской Аравии, где нефти столько же, пустыню превратили в райский сад. А вы тут грызете вечную мерзлоту, добываете эту нефть, получаете раз в неделю замороженную венгерскую курицу — и все. Так поживем и сдохнем!» Никто меня за это не тронул. Все со мной согласились.

Но вот поселок Харп, где я в общей сложности провел года полтора… Там одна из наших пожизненных зон с трогательным названием «Полярная сова». В ней Платон Лебедев сидел, некоторые русские националисты­пожизненники. Зона достаточна серьезная: пять рядов колючей проволоки, распахана контрольная полоса, барачное содержание многих заключенных, одноэтажные кирпичные строения, по самому верху размером в ладошку окошки. Через весь поселок пробит коридор из колючей проволоки — потому что рабочие из жилой зоны ходят на работу в комбинат железно­бетонных изделий. Они грызут полярный Урал, сопки и из них делают плиты. Плиты бросают, чтобы пробурить скважину для газа или нефти, в болотистых тундровых почвах на вечной мерзлоте, чтобы туда доехала колесная буровая установка. Вот это место было несколько мистическое, мне там нравилось.

— Чем же?

— Во­первых, фантастические пейзажи тундры и лесотундры. Во­вторых, Харп в переводе с ненецкого означает полярное сияние. Я был совершенно молодым, когда туда приехал, и мне очень хотелось посмотреть на это явление. А день проходит, два, три — сияния все нет. Тогда я пошел в свой первый и настоящий запой: первый день помнишь, третий­четвертый уже нет. А с пятого начинается такое состояние: проснулся, выпил сто грамм, отрубился часа на полтора, проснулся, снова сто грамм. И так пока не кончатся деньги. Когда же кончаются деньги, ты очнулся, потянулся выпить сто грамм — ста граммов нету. Через три часа начинает мотор барахлить. Ты не спишь сутки, двое, трое. В одном ухе у тебя поет Алла Пугачева, в другом — Филипп Киркоров. Утешает одно — не один ты, а весь барак находится в таком же состоянии. Потом как­то немного оклемались. Выяснилось, что все деньги, которые нам выдали на пять месяцев, мы пропили в течение трех недель.

— Полярное сияние удалось увидеть?

— Я к этому подвожу. Итак, деньги все пропили. А там, хоть и край России, южный берег Карского моря, Полярный круг и полярная ночь, среди всей этой пустоты — вышек и лагерей, киргизов с автоматами — стоит пункт приема стеклотары, работающий круглосуточно. В бараке у нас была коридорная система, в каждой комнате отдельная экспедиция на шесть­восемь коек. Все пили, и никто не считал бутылки, они из дверей вылетали. Начальник партии сказал: «Мы можем выжить. Мы будем собирать бутылки. Но мы должны это делать осторожно. Иначе… Мы же позорим Москву. Напишут в наш институт». Все алкоголики — люди тревожные, с похмелья особенно, поэтому решено было ходить на дело в носках. Так мы и начали. Как­то крадемся вдоль дверей, набрали бутылок, вдруг из комнаты валится компания. Что делать? Начальник говорит: «Быстро на улицу!» А там минус сорок, пурга. Мы в рубашках, джинсах и носках, у каждого на пальцах по бутылке. Влетаем в сорокаградусный мороз — в полярную ночь, по грудь проваливаемся в снег… Тут я поднимаю глаза и вижу — невероятное полярное сияние! На весь горизонт — переливающееся, текущее.

— «Отрубить то, что за Камнем», имея в виду европейскую часть России, призывает дальневосточник из повести Михаила Тарковского «Тойота креста». Россия не распадется, у нее есть будущее?

— Я не Ванга. И считаю, от понятия «будущее» вообще надо отказаться. Следует быть готовым к тому, что завтра не настанет. События сменяют друг друга с ускорением, как кинопленка к концу фильма крутится. Я за будущее не дам ломаного гроша. Честно говоря, я слышу много пророчеств, что Россия развалится. Дальний Восток уйдет, Калининград. Тюменская область останется на нефти, Урал — на металлургических заводах. Московское княжество появится... Но я не вижу причин для такого развития событий. Хотя я не так уж много ездил по стране. Но там, где бывал, не слышал, что кто­то хочет отделиться от России. Любой нормальный народ понимает, что откалываться себе дороже: нет ни нефти, ничего. Если что есть, то на деньги России или Китая. Когда­то и Чечня хотела уйти. А сейчас их гони палкой — скорее все остальные уйдут, а не Чечня.

— Помимо здравого смысла народа есть технологии развала государств.

— В политтехнологии я не верю. У меня постоянно работает телевизор. Я, видит бог, все время удивляюсь. На каждый вопрос появляется какой­то мужик, который объявляется экспертом. Про которого внизу написано, что он минимум директор или вице­президент какого­нибудь международного фонда экономических, стратегических, политологических, хрен знает каких исследований. Сколько же мы тунеядцев кормим на наши налоги! Конца им нету. Каждый раз появляются новые рожи. Каждый раз слышу невероятную банальность, которую и я мог сказать, и вы могли бы сказать, и пятиклассник мог. Типа «Надо делать хорошо и не надо плохо», или «Украина одно, а Россия другое». И с таким важным видом.

Все они получают очень хорошие деньги. Все они какие­то директора. Кто эти политологи? Почему им до сих пор не дали в руки по лопате и не заставили рыть траншеи? Какого хрена у нас столько институтов: и нацио­нальных стратегий, и экономических прогнозов, хрен знает чего? И в честь чего эти люди нам морочат голову? Это мое мнение о политологах. Люди очень хорошо устроились. Дай им, конечно, бог, завидую, восхищаюсь.

— Зато ты — «совсем не хомячок». Ты «например, рабочий в храме, протрите, граждане, очки». Ты в Бога веруешь?

— Скорее всего, Бог есть. Вполне возможно, он занимается Творением, но понять его занятия я не в силах. Когда­то я соглашался с объяснениями церкви, как он нами занимается, верил в это. Сейчас мне кажется, церковь тоже не понимает, что у Всевышнего на уме. Почему Бог есть? Если бы его не было, все бы стремилось к чему­то среднему. То есть люди все были бы одинакового ума, примерно одинакового роста, красоты, зарплаты, способностей. А поскольку мы видим явную разницу меж людьми — одни здоровые, богатые, красивые, а другие, наоборот, бедные, нищие и больные, мне кажется, есть какая­то сила, которая растягивает людей на разные полюса. Одни оказываются внизу, а другие вверху. А кто ее растягивает — эволюция или энтропия? — никакие физические законы объяснить не могут. Значит, есть кто­то, кто этим управляет и назначает кого­то богатым, умным и здоровым, а кого­то глупым, страшным и больным.

— Это кальвинизм?

— А мне всегда нравился кальвинизм. В прямом его понимании. Они сказали: мы Бога никогда не поймем. Он до рождения человека все про него знает. Поэтому ему не надо ждать, когда человек нагрешит или сделает какие­то добрые дела. Он до рождения одних предназначил к спасению и жизни вечной — меньшинство. А большинство — к аду и бесконечным мукам. И от нас не зависит ничего. Насколько понимаю, современные кальвинисты все это смазали и этих смелых слов стараются не повторять.

— Но ты все же на стороне «униженных и оскорбленных». «Колыбельную бедных» сочинил, бездомных в храме опекаешь.

— Не я забочусь о них — храм заботится. Я там просто работаю. В этом ничего плохого нет — в том, чтобы кормить бездомных. Хотя среди них бывают очень неприятные люди. Я столкнулся с этим, когда только пришел в храм. Был тогда в этом смысле человек девственный. В экспедициях, правда, на бомжей научился покрикивать. А в храм пришел весь такой верующий — тут приходят нищие, просят: «Ой, нет ли кусочка хлебушка, чайку?». Я приносил, хотя в мои обязанности это не входило. На следующий день проситель приходил, садился: «Так, чайку мне быстро. Пожрать че­нить есть? Хлеба не хочу. У тебя должно быть, посмотри». У них такое отношение: если я ему сразу по морде не дал, грубо говоря, то я его боюсь и он сильнее меня. Следующий его шаг — он начинает мною командовать и манипулировать. Они друг на друга постоянно стучат. Сидят там, просят якобы милостыню, а я у них вроде сторож. Один ко мне подходит: «Этот опять пьяный пришел. Он деньги пропивает, не на еду берет. Он на водку». — «Ты это мне рассказываешь? Я бы на его месте тоже пропивал». Другой приходит: «Этого вообще надо гнать. Знаешь, он богаче тебя. Сидит тут только для вида». Так они постоянно к такому мелкому начальству, как я, который теоретически может их вывести, постоянно бегали и стучали.

— В новой книге «Политшансон» есть отклик на ключевые события?

— Трудно презентовать книжки. Я существую как стихотворец­куплетист: утром в газете, вечером в куплете. Хорошо — когда в сети. А когда книжка выходит, события прошли, персонажи забыты — тексты затруднены для восприятия. Ведь ситуация разнится по минутам. Полгода назад — событие, а сейчас — сплошной смех. Утешаюсь тем, что сочинение поэтических фельетонов фиксирует промельк, сохраняет моменты времени. В книге «Политшансон» собраны тексты от конца Болотной площади до начала событий на Украине. После домирания Болотной — эпопея с Навальным, как его избирали мэром Москвы. Не знаю, насколько интересно сейчас, что ему вменили продажу «Кировлеса» налево, но по этому поводу есть «Лесной романс». Чисто московское — «Предвыборный романс»: «Отвори потихоньку калитку и сломай себе шейку бедра. На Москве ложат новую плитку вместо той, что поклали вчера».

— Замечательный финал: «Для чего нам неопытный блоггер, если крепкий хозяйственник есть».

— Потом возникла некоторая лакуна, значимых событий не было, а в такие периоды людей надо чем­то занять. Возникает мелочевка вроде борьбы с педофилами — так случилось стихотворение «Памяти основного инстинкта». Сейчас о педофилах забыли, не до них — есть настоящие события.

Поэтические фельетоны об украинско­российском конфликте завершает тема борьбы с внутренним врагом — стихотворения «Либералы», о Макаревиче.

— Как думаешь, твоя популярность на пике, на плато или пошла на спад?

— Есть простая связь. Раньше я писал хорошие стихи. Чем дальше, тем хуже пишу. Это объективный процесс, не кокетство. Начинал я в 1972 году со стихов о политике — об убийстве президента Кеннеди. Очень смешно. Я был пятиклассником тогда, любовь меня еще мало интересовала. Но есть другой процесс — компьютерные сети. Чем дольше в них сидишь, тем больше подписчиков, лайков, перепостов — как ни крути, независимо от текстов. Так что трудно сказать. Имеются две противоположные тенденции.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий