Казань,29 Мая, Среда $ 64.54 € 72.17
Подписаться
Годовая подписка на журнал за 3960 руб
Оформить подписку

Химический элемент. Репортаж из Химграда - старейшего технополиса Татарстана

Химический элемент. Репортаж из Химграда - старейшего технополиса Татарстана
Фото: Ната Смирнова

В чем суть задач и проблем такого вида паркостроения, как браунфилд, «Эксперт­-Татарстан» разбирался на примере «Химграда» — старейшего татарстанского технополиса

«Химград» появился в 2006 году на площадке ПО «Тасма», в лучшие советские времена выпускавшего в гигантских объемах кино— и фотопленку, магнитную ленту, магнитофонные кассеты и другую продукцию. Однако в 1990­е годы «Тасму» потеснили западные конкуренты, и она угодила в производственную и финансовую яму. К 2005 году загрузка производственных мощностей на предприятии снизилась до 5%. Концепцию редевелопмента для «Тасмы» придумало государство, задав парку вектор, связанный с переработкой полимеров и малотоннажной химией. С 2006 года, когда вышло распоряжение Кабинета министров РТ о создании технополиса, ОАО «Химград» является 100­процентной «дочкой» министерства земельных и имущественных отношений РТ. Уставный капитал общества состоит из республиканского имущества (производственные площади, объекты инженерной инфраструктуры — сети, коммуникации, дороги), а решения совета директоров по текущей и прогнозной деятельности принимаются после анализа специалистами Минземимущества и по согласованию с ним.

«Почему для будущего «Тасмы» был выбран формат именно индустриального парка, а не, например, торгового центра?» — спрашиваю я у управляющего технополисом, гендиректора ОАО «УК «Идея Капитал» Алексея Грушина. «Потому что браунфилд — это площадка, которая уже обеспечена всеми необходимыми для производства коммуникациями, достаточно дорогими и сложными в строительстве. То есть, например, энергоподдержка здесь рассчитана на завод, а не на торговый центр. Терять такую площадку для производства было бы глупо, — объясняет Алексей Владимирович. — Фактически, здесь была сохранена преемственность с «Тасмой», предприятием с историей и большим трудовым коллективом (около 10 тысяч человек в лучшие времена). Оно вошло в число основных резидентов «Химграда», сейчас выпускает ряд изделий и является эксклюзивным поставщиком аэрофотопленки для Росавиакосмоса. Что касается нашего химического направления, то оно обусловлено тем, что для Татарстана, где располагаются крупнейшие производители полимерного сырья (более 1,5 млн тонн в год), всегда была актуальна задача его переработки в продукцию более высоких переделов».

Именно нефтехимический профиль парка, а также ориентация на малый и средний бизнес (МСБ), сказались на его заполняемости. В «Химграде» она выше средней по России и даже по Татарстану. Сейчас на территории площадью 131 гектар в Московском районе Казани (площадь помещений — 500 тыс. кв. метров) расположены 240 резидентов — это только те, кто работает непосредственно с управляющей компанией (УК) «Идея Капитал». Еще примерно 160 резидентов арендуют площади у других собственников парка. В свое время, чтобы как­то выживать, «Тасма» распродавала свои производственные помещения, поэтому к моменту появления УК здесь уже было около 40 собственников, достаточно разнородных по направлениям деятельности (было даже производство по копчению рыбы). Единый профиль площадке удалось придать лишь с помощью административного ресурса. Оставшиеся собственники связаны с УК договорными отношениями как с владельцем сетей и коммуникаций технополиса.

Примерно половину площадей технопарка составляют те из тасмовских сооружений, которые оказались пригодны для редевелопмента и находятся в нормальном состоянии. Еще четверть приходится на здания, построенные в последние годы. Остальные 25% сейчас не используются по причине их неприспособленности для современных производств, но при этом, естественно, входят в налоговую базу по налогу на имущество. С начала следующего года, когда для татарстанских технопарков должна была перестать действовать пониженная (с 2,2% до 0,1%) ставка налога, это могло стать проблемой. Однако в этом году технопарки («Химград» в том числе) добились от правительства РТ продления льготы до 2017 года. Алексей Грушин предполагает, что к этому времени технополис задействует все свои помещения: «В ближайшие годы мы планируем либо реконструировать, либо снести эти 25 процентов площадей и построить на их месте модульные производственные корпуса с последующей продажей или сдачей в аренду».

Выход «Химграда» на проектную мощность ожидается в 2016 году. То есть через два года общий объем выручки резидентов должен составить 30 млрд руб­лей в год (в 2014­м, по прогнозу, должно быть 16 млрд руб­лей), количество резидентов — 300, налоговые поступления — 5,1 млрд руб­лей в год. Объем инвестиций к тому же сроку превысит 22,5 млрд руб­лей, а общее количество рабочих мест — 10 тыс. (сейчас — более 6,7 тыс.).

Остается добавить, что «Химград» интересен еще и тем, что, вопреки курсу на освобождение городов от производств, этот промышленный остров развивается не в далеком чистом поле, а прямо посреди столицы республики.

Свет в окне. Одном

— Алексей Владимирович, есть люди, считающие, что УК в индустриальных парках — это, может быть, и не лишний институт, но его функции и денежное содержание должны быть сведены к минимуму. То есть, если государство хочет увеличить отдачу от МСБ, ему следует убрать коммерческую прослойку между бизнесом и парковой инфраструктурой. Что бы вы ответили таким гражданам?

— Что это странная точка зрения. Давайте разберем, каковы функции УК. Если предприятие заходит в технопарк, первое, что оно должно сделать, это заключить договор аренды с собственником помещения (или купить это помещение). После этого ему нужно заключить договоры на поставку электроэнергии, тепла и воды, на канализование, охрану имущества, вывоз отходов, чистку подъездных путей, благоустройство территории. Это только первые шаги. Чтобы подключиться к электроэнергии, ему нужно подать заявку на техусловия, пройти цепочку согласований. Все это растягивается на длительный срок.

У нас в технополисе, как, наверное, на любой индустриальной площадке, всю эту массу договоров арендатор заключает только с УК. Основной принцип индустриальных парков — принцип «одного окна». Предприятие, которое зашло к нам на территорию, запускает свое производство в срок от двух недель до месяца после подписания договора. Мы сами заинтересованы в том, чтобы оно начало быстрее работать. И это большой плюс для производственных компаний, потому что многие из них испытывают сложности как раз на этапе старта. Потом, подключение к сетям и коммуникациям у нас абсолютно бесплатно. Правда, это уже не заслуга УК, за подключение платит республика. Такая преференция была изначально объявлена правительством Татарстана. Причем для этого здесь необходимы минимальные затраты — площадка обеспечена всеми необходимыми сетями, и все они в шаговой доступности от любого земельного участка, в том числе перспективного. Конечно, потом, когда у резидентов начинается текущая деятельность, они оплачивают весь объем потребленных энергоресурсов.

— Какие суммы экономят резиденты на подключении к сетям?

— Скажем, крупнейший наш резидент — компания «Данафлекс­НАНО» — на старте своего производства в 2009 году сэкономила около 70 миллионов руб­лей.

— У государства денег на текущую деятельность когда­нибудь просили?

— Нет, вся текущая деятельность обеспечивается в режиме самоокупаемости. Единственный раз были бюджетные вложения по федеральной программе создания индустриальных парков в сфере высоких технологий в 2007–2010 годах. Это федеральные и республиканские деньги (50 на 50), за счет которых были реконструированы и построены дороги, сети тепло­, водо­, электроснабжения, главная понижающая подстанция, центральный распределительный пункт, водоочистная станция. В 2011 году взяли кредит у Газпромбанка в размере 634 млн руб­лей на семь лет, построили и реконструировали на эти деньги около 50 тысяч кв. м производственных площадей. Сдаются они достаточно хорошо, то есть финансовый поток обеспечен, и мы свои обязательства перед банком выполняем.

— Раскроете, в какую сумму обходится годовое содержание УК?

— Я бы так вопрос не ставил. Наши расходы зависят от того, сколько мы зарабатываем. Здесь правильнее говорить о том, что республикой нам передан достаточно большой объем активов. Это то, что вложено в уставный капитал — здания, сооружения, дороги, сети и т.д. И первая задача УК — обеспечить работоспособное состояние и наращивание этих активов. Соответственно, за нами серьезный эксплуатационный надзор, в том числе текущий и капитальный ремонты. Для нас главное, чтобы вот на это денег хватало. Поэтому в УК только самый необходимый штат, совершенно стандартный набор сотрудников — бухгалтерия, юридическая служба, экономическая служба, один человек в отделе аренды и пять­шесть работников в абонентской службе, которая как раз и осуществляет режим «одного окна». Плюс подразделения, обеспечивающие работу инфраструктуры, — энергоцех, цеха теплоснабжения, водоснабжения, водоочистки и т.п. Вот и вся структура УК.

Что касается нашего содержания в руб­лях, то вся бухгалтерская информация и отчетность размещается на нашем сайте в соответствующем разделе.

— Какие деньги вложило в технополис государство за время его существования?

— 1,5 млрд руб­лей. Частные инвестиции составили 12 млрд руб­лей.

— Кто из правительства входит в совет директоров технополиса?

— Заместитель министра промышленности и торговли, представители других министерств и ведомств. Всего пять человек.

 

Технопарк общежитского типа

— В чем плюсы и минусы браунфилдов?

— Основное преимущество в уже имеющейся инженерной, транспортной и логистической инфраструктуре. Чем меньше вложений на начальном этапе, тем привлекательнее площадка. Большой плюс заключается в шаговой доступности для работников резидентов. Наша целевая ниша — это малый бизнес, для которого крайне важно месторасположение. Если площадка удалена, компании, как правило, испытывают сложности в доставке персонала.

С этим же связаны недостатки браунфилдов. В силу того, что площадка у нас уже сформирована (участки, здания и сооружения, трассы коммуникаций) и к тому же имеет разных собственников, говорить о размещении крупных проектов, например, на земельном участке площадью 5 га, мы уже не можем. У нас просто нет таких участков. Еще один минус, по сравнению с гринфилдом, в том, что, находясь в черте города, мы не можем размещать производства с более высоким классом опасности.

Несколько месяцев назад президент Татарстана поручил нам координировать работу по развитию индустриального парка «Чистополь». Это уже типичный гринфилд, с ориентацией на совсем другую рыночную нишу — средний и крупный бизнес. То есть, на те предприятия, которые могут инвестировать в строительство собственных корпусов и необходимой производственной инфраструктуры. В гринфилде ты можешь нарезать любой участок земли и выстроить инфраструктуру так, как удобно инвестору или УК.

— С какими проблемами вы сталкиваетесь в «Химграде»?

— Сейчас наши проблемы несколько отличаются от тех, которые назвало бы большинство татарстанских индустриальных площадок. Я имею в виду, что мы уже достаточно хорошо заполнены. Поэтому проблемы связаны, скажем так, с правилами внутреннего общежития в технополисе. Вообще, институт индустриальных парков достаточно слабо прописан в законодательстве. Начиная с того, что в нем нет четкого понятия, что такое «индустриальный парк», и заканчивая полномочиями, которыми располагает УК в своей деятельности на его территории. В основном эти полномочия вытекают из договорных отношений, складывающихся между резидентами и УК. В то же время практика показывает, что было бы правильно передать УК полномочия по управлению не только сетями, но и землей, и вопросами строительства объектов, и другие функции, которые находятся в руках муниципальных или регио­нальных органов власти. Без этого очень сложно говорить о комфортном развитии для всех. То, что хорошо одному резиденту, может быть в ущерб другому, и тут уже все зависит от способности сторон договариваться. А они не всегда ею обладают.

Договариваться, как известно, надо на берегу. То есть, когда резидент заходит на площадку, он должен подписать определенные обязательства: как он должен работать, что он может делать, а что нет, правила и этика поведения и так далее. Сейчас такая нормативная база отсутствует в принципе. Мы пытаемся внедрять ее своими силами, но нам нужна законодательная поддержка. То есть республиканский закон об индустриальных парках. Его проект уже разрабатывает министерство экономики РТ, и мы вносим в него свои предложения. Чтобы избежать проблем, с которыми мы сталкиваемся здесь, нашу работу в индустриальном парке «Чистополь» мы начали именно с создания нормативной базы, связанной с взаимодействием резидентов.

— То есть договоры с резидентами у вас разные?

 — Да, конечно. Их сложно стандартизировать, они постоянно корректируются и совершенствуются. Этот достаточно живой процесс, зависящий от того, на каких условиях мы сойдемся с арендатором. Например, по срокам и вариантам оплаты, срокам действия договора и так далее.

 

Судьба резидента

— Кто ваши резиденты — в долях по отраслям?

— Основная масса предприятий занимается переработкой полимеров и производством продукции малотоннажной химии. В этой отрасли занято чуть больше 60 процентов резидентов. Достаточно большой сегмент — производство упаковочных материалов. Из других химических производств назову выпуск бытовой химии, лакокрасочной продукции, добавок для нефтепромысловой отрасли и строительства. Наша задача — получать химическую продукцию конечного передела, которая идет уже непосредственно потребителю, как бытовому, так и промышленному — в производство автокомпонентов, в строительную индустрию и так далее.

Остальные производители распределены достаточно неравномерно: машиностроение, металлообработка, приборостроение, строительство, нанотехнологии, медицинские технологии и медтехника, фармацевтика, мебельное производство, компании, занятые в области ресурсосбережения и энергоэффективности. Каких­то серьезных ограничений по сферам деятельности нет. Единственное, мы не пускаем на свою территорию пищепром: сочетание некоторых производств с выпуском пищевых продуктов не допускается по законодательству.

Одна из задач УК — обеспечить инфраструктурную поддержку резидентов, или, как мы это называем, комфортную экосреду. Чтобы все услуги, которые необходимы им для развития бизнеса, — инжиниринговые, научно­исследовательские — они могли получить, не выходя за пределы технополиса. Этим, в частности, на территории технополиса занимается КНИТУ (КХТИ) — наш партнер по нефтехимическому кластеру республики, который оказывает услуги по всякого рода испытаниям сырья, материалов, готовых изделий или изготовлению пробных партий.

— Вы целенаправленно поддерживаете эту планку — 60 процентов «химии»?

— Скорее, это происходит естественным путем. Мы и называемся «Химград», и позиционируемся как площадка для предприятий химической отрасли.

— Все 240 резидентов — реально действующие?

— Да, конечно. Все они вносят арендную плату, оплачивают коммунальные услуги. Но среди них есть предприятия, которые находятся на стадии инвестпроекта, то есть подписания инвестсоглашений, согласования проектной документации.

— Назовите первую тройку резидентов по объемам инвестиций.

— «Данафлекс­НАНО», производящий упаковочные материалы, — первоначальные инвестиции составили 2,5 млрд руб­лей. За ним «ПалпИнвест» — это производство бумаги санитарно­гигиенического назначения и изделий из нее, которое будет запускаться в ближайшие месяцы, — около 1 млрд. И Казанский завод современной упаковки — около 600 млн руб­лей.

Кстати говоря, мы избегаем использовать такое понятие, как «якорный резидент». Потому что «якорность» — это определенный риск. Устойчивость нашей финансовой деятельности дает как раз многопрофильность. В кризис 2008–2009 годов, когда у ряда резидентов были серьезные финансовые проблемы и, соответственно, задержки по платежам, именно она позволила удержаться на плаву и УК, и технополису. К слову, мы тогда никого не выгоняли. Входили в положение, подписывали соглашения о рассрочке платежей и долгов.

— Как резиденты чувствуют себя в этом году? Жалуются на общеэкономическую ситуацию, на западные санкции?

— Общий экономический фон, конечно, не очень радужный. Ранее мы ожидали общую выручку технополиса в размере 17 млрд руб­лей в этом году, сейчас вынуждены снизить этот прогноз до 16 млрд.

— Кто­-нибудь в последнее время отказывался от планов захода в технополис?

— Нет, но определенные сложности имеются. Ряд предприятий, находящихся в стадии инвестиционных проектов, предполагали закупку импортного оборудования. Но на этих планах негативно сказался резкий скачок курса валют. Они выбивали себе какие­то скидки, преференции, которые в результате скачка нивелировались. Это во­первых. Во­вторых, у части предприятий, которые занимаются модернизацией производства или запуском новых технологических линий, из­за срыва переговоров появились сложности с поставкой импортного оборудования.

Санкции начинают сказываться, хотя и не сказать, что очень сильно. Но в этом есть и свои плюсы. Буквально сегодня я разговаривал с одним из резидентов, планирующим строительство завода на территории «Химграда» (в ближайшее время подпишем инвестпроект). Он предполагал закупку технологической линии в Германии, но немецкие партнеры заговорили о том, что не смогут осуществить поставку, если санкции будут продлены. И этот резидент начал предметные переговоры с татарстанским производителем аналогичного оборудования.

Тут все зависит непосредственно от самого инвестора. Мы ведь не говорим, что на «Химграде» происходят какие­то чудеса. Мы не решаем за резидентов проблему поиска рынков или денег. Мы можем помогать, но все равно эту работу делают они сами. У многих есть какое­то неправильное представление, что здесь должно быть дешевле, что здесь должны обеспечить заказами. Но извините, тогда это уже не бизнес, а благотворительность. Индустриальные парки придуманы не для этого.

Распечатать
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читать также
Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

16:00

Пользователи соцсетей получат бесплатный доступ к бизнес-знаниям

Украина попала в список беднейших стран региона

24 Мая

Украина попала в список беднейших стран региона

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

24 Мая

В Японии стартовали тестовые поставки товаров по Транссибу в Европу

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

23 Мая

В Казани обсудят строительство первого участка второй линии метро

Как правильно закопать деньги?

23 Мая

Как правильно закопать деньги?

В Татарстане ожидается град

23 Мая

В Татарстане ожидается град

В Казани на два месяца перекроют две улицы

23 Мая

В Казани на два месяца перекроют две улицы

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

23 Мая

О том, что имеют — не знают, но можно дать и больше...

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

23 Мая

Цены на нефть в четверг постепенно снижаются

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

23 Мая

Руслан Халилов: «Мы будем проводить эти форумы ежегодно»

Рост производства в апреле показал максимум за два года

23 Мая

Рост производства в апреле показал максимум за два года

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

23 Мая

Гендиректор «Яндекс. Такси» станет вторым человеком компании

У Казани появится фирменный халяльный торт

23 Мая

У Казани появится фирменный халяльный торт

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

23 Мая

ЦБ потребует возмещения убытков от разорившихся НПФ

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

23 Мая

На ЦИПР-2019 в Иннополисе прошел вечер, посвященный робототехнике

Все события

Корпоративные Блоги

Все блоги

Экономика и финансы

  1. Лидеры энергоэффективности
    Компании, входящие в группу «ТАИФ», в рамках международного форума поделились передовым опытом в сфере энергосбережения. Сложнейшие технологические решения отмечены и президентом Татарстана, и правительством…
  2. Когда потребитель выходит из энергосети...
    Вопросы ценообразования и его перспективы на внутреннем российском рынке на заседании правительства Татарстана в эксклюзивном интервью «Эксперту Татарстан» очень наглядно представила член совета директоров…
  3. Энергетика Татарстана: победы и проблемы
    Итальянские ветры татарстанской энергетики, газомоторное топливо для привлечения федеральных средств и энергоэффективность предприятий обсудили на международном форуме в Казани
Подписаться

Топ

  1. В РФ увеличат минимальный размер оплаты труда
    МРОТ планируют увеличить с 1 января 2021 года в связи с пересмотром потребительской корзины в большую…
  2. Госкорпорация «Ростех» запустит в Иннополисе производство Т-500
    Сегодня, 22 мая, в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» пройдет церемония запуска…
  3. Родители татарстанских школьников требуют ввести пятидневную учебную неделю
    «Родительское сообщество Татарстана» направило президенту республики Татарстан Рустаму Минниханову, а также…
  4. В ОПЕК+ отмечают влияние отношений США и КНР на нефтяной рынок
    Участники соглашения ОПЕК+ обсуждают вопрос влияния отношений США и КНР на нефтяной рынок. Об этом сообщил…
  5. Президент РТ поздравил татарстанцев с Днем официального принятия ислама Волжской Булгарией
    Президент Татарстана Рустам Минниханов обратился к жителям республики с поздравлением по случаю Дня официального…

Интервью

WorldSkills. Все стороны медали

WorldSkills. Все стороны медали

Казань готовится принять мировой чемпионат рабочих профессий WorldSkills (Ворлдскиллс). Это престиж для Татарстана, инвестиции, 9,5 млрд рублей на развитие инфраструктуры, специально построенный красивый многофункциональный комплекс «Kazan Expo»… А что «турнир профессионалов» даст ребятам-участникам и что - экономике страны? С вопросами мы обратились к инициатору появления WorldSkills в России Павлу Черных, а также к непосредственным участникам образовательного процесса

Научный фундамент застоя

Научный фундамент застоя

Как «сшить» разрыв между наукой и бизнесом? Синергия фундаментальной науки и промышленности обещает колоссальный прорыв обеих отраслей, однако на этом пути есть множество препятствий